Архив рубрики: Путешествия

Рэй Брэдбери — Мы плотники незримого собора. Рецензия и размышления на тему.

Долой технократов — вкусно, эпатажно, дерзко. Яркий конец.

Тайна — забавно. Все ради последней строчки.

Военная хитрость — видна проба пера автором. Идет прощупывание идей. Все-таки довольно просто и предсказуемо. Возможно это отражает уровень той эпохи. Сейчас это выглядит наивно и шероховато.

Дальнейшее — молчание — видно, что это ранние стихи. Стилистика сбивается, манера подачи информации меняется от абзаца к абзацу, есть шероховатости в изложении материала. Довольно топорно подаются диалоги. В тексте попадаются очевидные нестыковки. Я не любитель искать огрехи и противоречия в текстах, да и сложные противоречия могут обнаружить только очень внимательные читатели, или же они обнаруживаются случайно. Здесь же эти нестыковки содержатся в соседних абзацах и хочется спросить, как это возможно, чтобы одно было там, а тут другое?
Финал интересен и говорит о широте и нестандартности авторской фантазии и ума.

Ешь, пей, гляди в оба — все-таки нет. Этот рассказ не понравился совсем. Он короткий и больше похож на какой-то мазок художника. Этот мазок может быть элегантным или не очень. Вот этот рассказ не элегантный. Ну и он довольно глупый. Все эти перечисления еды, опять антропоморфность, границы и рамки. Сейчас это выглядит наивно. Инопланетяне, скорее всего, не люди с синей кожей. Все намного серьезнее.

Читая раннюю фантастику Бредбери пришла мысль о том, что наша фантастика и фантазия связана с границей наших знаний.
Фантазии всегда основаны на реальности, реальных знаниях и реальном состоянии науки и всей цивилизации.
Так, например, звуковые волны нашего голоса не могут отдалиться от их источника на бесконечное расстояние. Есть границы распространения звуковых волн наших голосов. А зона распространения зависит от расположения источника. Тоже самое с фантастикой. Если вы читаете фантастику 1930х годов, то она будет базироваться на том состоянии дел, которое было в те годы, на тех идеях и представлениях, которые существовали в те годы. В частности, тогда все бредили идеей жизни на Венере, существовании венерианской цивилизации. Но современные исследования показали, что жизни в нашем понимании там нет. Опять же, мы основываемся на наших представлениях.
Леонардо Да Винчи, который предвосхитил свое время на века, пожалуй, является исключением. Он подобен путнику, который забрел в горы и эхо его голоса способно распространится намного дальше обычного.
Наши фантазии развиваются, растут и изменяются вместе с нашим прогрессом.
Но из наших фантазий рождается новая реальность, и наш прогресс движется по тем путям, которые намечены нашей фантазией. Это похоже на карту метрополитена, где помимо строящихся линий изображаются наши фантазии в виде линий и станций, которым только предстоит стать построенными. И, конечно же, на этом пути мы иногда взбираемся на горные пики, откуда открываются новые виды и новые ландшафты, о которых мы и не догадывались и тогда мы меняем путь, адаптируемся к новым открытиям и следуем дальше, прокладывая своей фантазией новые пути для своего продвижения вперед.

Звание — спутник! — а вот это уже цельное и глубокое произведение. О мечте, о стремлении и о цели. Жаль только, что за достижение пришлось заплатить такую высокую цену.

Это ты, Берт! — оригинальная фантазия на тему первого контакта и об истинной природе метеоритов. Неплохо!

Вычислитель — смелый полет фантазии. Здесь есть личность и есть космос. Сюжет и антураж не так важен. Здесь больше важен человек. Нам, читателям, это более понятно, чем «ультраплазменные орудия и трансфокальные транзисторные переключатели». Нам больше надо все-таки про эмоции, про переживания. Поэтому мне этот рассказ понравился.

Завтра, завтра, завтра — классика жанра, развитие идеи можно найти во многих произведениях. Цельное произведение с интересной концепцией. Конежно же, идея путешествующей через века пишущей машинки выглядит опять же банально, поскольку еще через 50 лет никто и знать не будет, что это такое. Только в музеях, возможно, останутся экземпляры подобных устройств. Хотя у меня такая была, и я ей пользовался.
Опять же в рассказе уже присутствуют люди со своими эмоциями и от того история воспринимается читателем более лично.

Подводная стража — довольно мрачно и странно. Неприятная вещь и сами герои неприятны. Это больше мистика, а не фантастика.

Проныра — тоже странный и неоднозначный рассказ. Оставил непонятное ощущение. Не понял, в чем суть? Хотя есть догадка. Если относишься к жизни несерьезно, то ее проще прожить. И, наоборот.

Злобные венерианцы. Герои фантастических рассказов Бредбери 30-40х годов прошлого века. В то время на Земле активно обсуждалась в научных кругах возможность жизни на Венере, Марсе. В книгах то и дело возникали венериане и марсиане, злобные и опасные. Просочившись из научных идей и гипотез в простую жизнь венериане стали героями различных произведений литературы и кино.
Сейчас такие произведения кажутся наивными.
Но если подумать и попробовать представить, что наши текущие представления и идеи могут оказаться такими же наивными. Сейчас обсуждаются в науке и просачиваются в обычную жизнь различные идеи: космические перелеты, возмжоность жизни на других планетах, а также формы и характеристики этой жизни. В результате мы знаем и восхищаемся Звездными войнами, Скользящими, Чужими и другими прекрасными фильмами. Но, возможно, эти фильмы также наивны, как и ранние произведения Бредбери. Возможно, что через некоторое время человечество осознает некоторые истины и полностью будет вынуждено пересмотреть какие-то идеи и теории. Какие идеи прийдется признать слишком банальными и нереальными? Что из существующего будет вызывать улыбку у читателей будущего? Остается только догадываться.
Произведения Бредбери можно читать и сейчас, если понимать, что эта их наивность вызвана ограниченностью человеческой фантазии. Если помещать себя в ту среду, которая существовала в момент написания его рассказов, то и воспринимать их становится проще и ты понимаешь, какой эффект они должны были вызывать у читателя. Заменяя идеи того времени, пусть и абсурдные сейчас, современными идеями, можно прочувствовать тот же эффект, который вызывают у нас актуальные идеи.

Все эти идеи планет — источников ископаемых, космические перелеты. Вполне вероятно, что к моменту, когда мы сможем делать хотя бы что-то из того, о чем мы мечтаем сейчас в своих космических операх, способы выражения наших эмоций так изменяться, что не будет нужды ни в литературе, ни в кинематографе. Возможно, появяться какие-то совершенно новые виды искусства и творчества. Исчезла ведь наскальная живопись. Она стала просто живописью, комиксами. Практически исчезли легенды и мифы, они стали рассказами, повестями, романами, фильмами. Вместо старых рассказичков легенд у нас появились телевизоры. Так и в будущем, возможно, не останется и следа от существующих форм самовыражения. И все то, что мы сейчас описываем как возможное будущее, переродится настолько, что ни сами люди, ни их способы жизнедеятельности не будут уже напоминать сегодняшний день и присущие нам грезы. На мой взгляд, очень удачно эту идею возможной чуждости будущего мира и его совершенной непохожести на мир сегодняшний выразили авторы фильма «Искуственный разум» 2001 года. По-моему, и сам фильм также весьма глубок в своей философии.

На ракетной обшивке — неплохо написанный рассказ, финал которого для меня оказался совершенно не ясен. Опять встречающиеся и уже несовременные и неактуальные идеи жизни на Плутоне, Марсе, Венере, возможности путешествовать с планеты на планету в любое время, возможности вырасти на одной планете и спокойно перебраться на другую рассказ не портят. Надо только с пониманием к этим идеям относиться.

Скелет — а вот это мне очень понравилось. Идея и фантазия автора приятно удивили и взбодрили.

Адский пламень — не понял сути в итоге.

Тролль — достаточно забавно, но, опять же, не уловил я сути словесной перепалки и итог.

Ну а кроме динозавра… — очень необычный рассказ. Мистический и таинственный. Мне он напомнил произведения Стивена Кинга.

Библиотека — всколыхнула воспоминания о том, что многое из существовавшего кануло без следа в историю. Многое из того, что есть сейчас, также растворится без следа в лабиринтах веков. Хотя правильнее сказать о том, что созданное человеком просто растворится без следа и превратиться в прах в будущем. Ничего не останется. То, что кажется сейчас вполне реальным и устойчивым, то, над чем востаргаются толпы людей, исчезнет.
Сколько творений остается без своего читателя, зрителя? Ведь только известные творцы становятся известны публике. Сколько всего создается в истории и остается за ее кадром: либо в силу неизвестности автора, либо уничтожается в процессе движения человечества.

Дракон, который слопал свой собственный хвост — это красиво. Монументально и одухотворенно.

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 10.0/10 (1 vote cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: +1 (from 1 vote)

Ночной поезд

Боже, сколько же романтики и чувств лежит за окнами ночного поезда!

Он мчится по рельсам по просторам России.

Ночь — это подсознание.

День — это сознательное.

Сколько звезд! Насколько ярче они в 1000 км от Москвы. Как их много!

Куда держит путь та одинокая машина на переезде? Устал ли водитель после трудовой смены, или это катается молодежь? Как разнообразна жизнь! Как много вариантов!

Проезжаем станцию. Маленькие оконца локомотивов показывают внутреннюю жизнь машинистов в их желтых кабинках. Ждут команды на движение. Пропускают нас.

Проезжаем здание местного вокзала. Без остановки. 12 ночи, а там тоже какая-то своя неспешная размеренная провинциальная жизнь. Понятная, разложенная, предсказуемая.

Минута, и ты опять в ночи. Мир спит. Есть возможность подумать, помечтать, посмотреть внутрь.

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 10.0/10 (1 vote cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: +1 (from 1 vote)

Рецензия на книгу Фадеева Т.М. По горному Крыму

Как же красиво пишут некоторые люди.
Я понимаю, что не могу так поэтично, с такими красивыми оборотами, с такими сравнениями и отсылками описывать те виды, которые возникают перед моими глазами, когда я нахожусь в Крыму среди гор и этих восхитительных пейзажей.
Единственная моя способность — это впитывать в себя всю эту красоту, чувствовать ее на эмоциональном уровне.
Также я понимаю, что не в состоянии запомнить названия деревьев, других растений, множества гор и возвышенностей, различных современных и древних населенных пунктов и крепостей. Их так много, что голова идет кругом от всего этого мноообразия. Но оно бесконенчо манит, зовет в глубь веков, заставляет работать воображение, которое рисует картины из прошлого.
Знакомясь с историей Крыма, с ее фиксацией и интерпретацией различными историками в разное время, начинаешь реально ощущать, как изменяет окружающую среду время и человеческая деятельность. Ты осознаешь, как под влиянием этих факторов исчезают останки крепостей, как меняется ландшафт и пейзажи, как исчезают и стираются следы некогда кипящих жизнью городов, крепостей и последений. Как зарастают улицы и дома, оставленные людьми и проигрывающие битву с действием сил разрушения и энтропии.
Ты видишь, как какая-то башня, которая еще стояла в 19 в. теперь полностью разрушена, как были разворованы и растащены на строительство других сооружений камни из древних стен, колонн и башен. Как вода, ветер и песок разрушают пещеры и каменные города. Это все часть течения жизни. Невольно понимаешь, что мы являемся частью этого течения.
Строительство трассы Керчь-Симферополь вскрывает древние руины. Историкам только предстоит определить, что это такое. В Крыму, фактически, в любом месте можно натолкнуться на древние поселения и обнаружить следы жизнедеятельности людей и древних цивилизаций и народов. Насколько аккуратными о осторожными должны быть люди в своем стремлении застроить и осовременить Крым. Сколько тайн скрыто в земле и может быть разрушено бездумной человеческой деятельностью.
С книгой интересно походить по этим местам, посмотреть своими глазами на то, что видит автор. Сравнить ощущения. Прочувствовать дух истории, энергетику этих мест.

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 10.0/10 (1 vote cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: +1 (from 1 vote)