Архив метки: развитие

Тюрьма для себя. Изоляция внутреннего я. Жизнь или не жизнь в образах.

Клетка для души

Клетка для души

Забавная штука интернет. Тебе кажется, что ты знаком со всеми этими людьми. Но это не так.

Социальные сети играют с нами злую шутку. Мы тыкаем в экраны  обездушенных устройств и считаем, что наша жизнь полна смысла и людей. Но эти устройства не могут гладить, они не смотрят на тебя понимающе, они не видят тебя. Они не сделают тебе чай, не выслушают тебя, не принесут тебе завтрак в постель, не сходят за лекарствами. Они не посидят на твоей кровати, когда ты болеешь. Они не пойдут с тобой в кино или в ресторан. Они не родят тебе детей.

Многие сейчас сконцентрированы на своей виртуальной жизни, создании «правильного» образа, «правильном» позиционировании, коллекционировании лайков и ведении блогов. Но все это не заменит собой общения с живыми людьми.

Мы социальные существа и самое важное для нас — это общение с живыми людьми. Эти люди должны быть рядом, а не смотреть на нас в виде буковок с экрана, не быть фотографиями или видеофайлами. Без такого общения люди, мне кажется, могут сойти с ума. Это подтверждает наблюдение за заключенными одиночных тюремных камер, людьми, которые долгое время вынужденно провели в полной изоляции и одиночестве. Конечно, обычный пусть и одинокий человек не испытывает на себе влияние полной и долговременной изоляции, но в какой-то степени то, что испытывают подобные люди, и он также испытывает. Просто формы и последствия одиночества и изоляции в условиях жизни среди людей легче и не такие тяжелые.

Современное общество переносит желание быть кем-то другим в интернете на реальную жизнь. Молодые люди с детства использующие образы в социальных сетях, продолжают это делать и в реальном физическом мире. Татуировки, прически, косметика, украшения, пирсинг, поведение, игры, бодибилдинг (строительство тела!) — все это призвано убрать себя из мира и явить ему какой-то совершенно иной образ. Далее, созданный человеком образ начинает обрастать связями: друзьями, коллегами, любовниками и любовницами. И чем дальше, тем больше. Но надо помнить, что создание и поддержка образа требуют от человека энергии и сил. Он задвигает себя в дальний угол самой дальней комнаты. И ему от этого не комфортно. Но жизнь двигается, образ живет. А сам человек наблюдает за этой жизнью оттуда издалека. Можно только ужасаться, представляя себе семьи, созданные такими людьми-образами. Какие ценности могут быть привиты детям в таких семьях? Что увидят дети в таких родителях? Зацикленность на себе, увлечение смартфонами, магазинами, ресторанами и отдыхом на пляжах? Потребительное отношение ко всему и ко всем? Неуважение, бездуховность?

Важно понимать, что человек, не давая развиваться своей реальной личности, не давая ей жить, создает внутри себя конфликты. Рано или поздно личность, задвинутая далеко, скажет человеку о себе, напомнит ему различными способами. Или эта личность будет ввергнута в смуту. Как «накрывает» периодически наших представителей бомонда можно наблюдать в реальности. Их выходки, неконтролируемый гнев, примеры антисоциального поведения. Полагаю, что и среди знакомых можно, если смотреть в суть, научиться находить признаки таких бунтарских настроений. Все или многое из этого — результат некомфорта внутри. Дисбаланса. Стоит заметить, что забастовка внутреннего я может быть направлена внутрь или наружу. То, что направлено внутрь, видеть сложнее.

Не зря восточная мысль тяготеет поисками внутренней гармонии и баланса, раскрытием духовного потенциала человека, способствует развитию внутреннего семени в дерево полноценной личности. Подобные вопросы для человека представляют чуть ли не самое важное явление.

И опять же, жизнь за защитой образа не наполняет жизнь личности внутри чувством разделенности, понятости, единения с внешним миром. Все продвигаемые образом суррогаты являются ложными. Личность человека чувствует это, даже если и хочет обманываться.

В конечном итоге человек приходит к пониманию того, что реальной личности, скрытой в глубинах выстроенных снаружи оборонительных редутов, нужна другая реальная личность, настоящий человек. И осознание этого ведет к пересмотру всей концепции жизни или, если это невозможно, к глубоким и тяжелым явлениям в поведении (неважно: внутреннем или внешнем). Здесь все зависит от того, в какой точке жизни находится осознавший это человек и какие у него в жизни обстоятельства. Иногда сменить рельсы, путь крайне тяжело.

Думается, что есть люди, которые так и не прозревают до конца и живут «не свои» жизни до конца, заливая дискомфорт алкоголем, агрессией, злобой, недовольством и другими вещами. И непонятно, что хуже: во второй половине жизни осознать правду или продолжать жить в построенной клетке до конца? Это вопрос, на который ответа у меня нет.

Есть и другая проблема. Люди, которые живут не образами, а реальными личностями… здесь надо пояснить: то есть люди, которые не скрываются за образами, не действуют прикрываясь такими выстроенными псевдоличностями, а люди, которые показывают миру свою реальную сущность, настоящие люди, непосредственные …непременно будут испытывать при контакте с миром трудности. Очевидно, что если вокруг тебя мир, наполненный образами, то реальной сущности тяжело. А если эта реальная сущность понимает, то за образами внутри этих живых тел скрыты в глубине реальные люди, личности,  со своими плюсами и минусами, со своими интересами, которые нераскрыты, со своими реальными идеями и устремлениями — это делает мир еще более суровым и вывернутым наизнанку. «О дивный новый мир» нарисовал гений Олдоса Хаксли. Мир бездушных образов, в котором мы живем сейчас.

И где? Где же ты, просветленность?

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 10.0/10 (1 vote cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: +1 (from 1 vote)

Рэй Брэдбери — Мы плотники незримого собора. Рецензия и размышления на тему.

Долой технократов — вкусно, эпатажно, дерзко. Яркий конец.

Тайна — забавно. Все ради последней строчки.

Военная хитрость — видна проба пера автором. Идет прощупывание идей. Все-таки довольно просто и предсказуемо. Возможно это отражает уровень той эпохи. Сейчас это выглядит наивно и шероховато.

Дальнейшее — молчание — видно, что это ранние стихи. Стилистика сбивается, манера подачи информации меняется от абзаца к абзацу, есть шероховатости в изложении материала. Довольно топорно подаются диалоги. В тексте попадаются очевидные нестыковки. Я не любитель искать огрехи и противоречия в текстах, да и сложные противоречия могут обнаружить только очень внимательные читатели, или же они обнаруживаются случайно. Здесь же эти нестыковки содержатся в соседних абзацах и хочется спросить, как это возможно, чтобы одно было там, а тут другое?
Финал интересен и говорит о широте и нестандартности авторской фантазии и ума.

Ешь, пей, гляди в оба — все-таки нет. Этот рассказ не понравился совсем. Он короткий и больше похож на какой-то мазок художника. Этот мазок может быть элегантным или не очень. Вот этот рассказ не элегантный. Ну и он довольно глупый. Все эти перечисления еды, опять антропоморфность, границы и рамки. Сейчас это выглядит наивно. Инопланетяне, скорее всего, не люди с синей кожей. Все намного серьезнее.

Читая раннюю фантастику Бредбери пришла мысль о том, что наша фантастика и фантазия связана с границей наших знаний.
Фантазии всегда основаны на реальности, реальных знаниях и реальном состоянии науки и всей цивилизации.
Так, например, звуковые волны нашего голоса не могут отдалиться от их источника на бесконечное расстояние. Есть границы распространения звуковых волн наших голосов. А зона распространения зависит от расположения источника. Тоже самое с фантастикой. Если вы читаете фантастику 1930х годов, то она будет базироваться на том состоянии дел, которое было в те годы, на тех идеях и представлениях, которые существовали в те годы. В частности, тогда все бредили идеей жизни на Венере, существовании венерианской цивилизации. Но современные исследования показали, что жизни в нашем понимании там нет. Опять же, мы основываемся на наших представлениях.
Леонардо Да Винчи, который предвосхитил свое время на века, пожалуй, является исключением. Он подобен путнику, который забрел в горы и эхо его голоса способно распространится намного дальше обычного.
Наши фантазии развиваются, растут и изменяются вместе с нашим прогрессом.
Но из наших фантазий рождается новая реальность, и наш прогресс движется по тем путям, которые намечены нашей фантазией. Это похоже на карту метрополитена, где помимо строящихся линий изображаются наши фантазии в виде линий и станций, которым только предстоит стать построенными. И, конечно же, на этом пути мы иногда взбираемся на горные пики, откуда открываются новые виды и новые ландшафты, о которых мы и не догадывались и тогда мы меняем путь, адаптируемся к новым открытиям и следуем дальше, прокладывая своей фантазией новые пути для своего продвижения вперед.

Звание — спутник! — а вот это уже цельное и глубокое произведение. О мечте, о стремлении и о цели. Жаль только, что за достижение пришлось заплатить такую высокую цену.

Это ты, Берт! — оригинальная фантазия на тему первого контакта и об истинной природе метеоритов. Неплохо!

Вычислитель — смелый полет фантазии. Здесь есть личность и есть космос. Сюжет и антураж не так важен. Здесь больше важен человек. Нам, читателям, это более понятно, чем «ультраплазменные орудия и трансфокальные транзисторные переключатели». Нам больше надо все-таки про эмоции, про переживания. Поэтому мне этот рассказ понравился.

Завтра, завтра, завтра — классика жанра, развитие идеи можно найти во многих произведениях. Цельное произведение с интересной концепцией. Конежно же, идея путешествующей через века пишущей машинки выглядит опять же банально, поскольку еще через 50 лет никто и знать не будет, что это такое. Только в музеях, возможно, останутся экземпляры подобных устройств. Хотя у меня такая была, и я ей пользовался.
Опять же в рассказе уже присутствуют люди со своими эмоциями и от того история воспринимается читателем более лично.

Подводная стража — довольно мрачно и странно. Неприятная вещь и сами герои неприятны. Это больше мистика, а не фантастика.

Проныра — тоже странный и неоднозначный рассказ. Оставил непонятное ощущение. Не понял, в чем суть? Хотя есть догадка. Если относишься к жизни несерьезно, то ее проще прожить. И, наоборот.

Злобные венерианцы. Герои фантастических рассказов Бредбери 30-40х годов прошлого века. В то время на Земле активно обсуждалась в научных кругах возможность жизни на Венере, Марсе. В книгах то и дело возникали венериане и марсиане, злобные и опасные. Просочившись из научных идей и гипотез в простую жизнь венериане стали героями различных произведений литературы и кино.
Сейчас такие произведения кажутся наивными.
Но если подумать и попробовать представить, что наши текущие представления и идеи могут оказаться такими же наивными. Сейчас обсуждаются в науке и просачиваются в обычную жизнь различные идеи: космические перелеты, возмжоность жизни на других планетах, а также формы и характеристики этой жизни. В результате мы знаем и восхищаемся Звездными войнами, Скользящими, Чужими и другими прекрасными фильмами. Но, возможно, эти фильмы также наивны, как и ранние произведения Бредбери. Возможно, что через некоторое время человечество осознает некоторые истины и полностью будет вынуждено пересмотреть какие-то идеи и теории. Какие идеи прийдется признать слишком банальными и нереальными? Что из существующего будет вызывать улыбку у читателей будущего? Остается только догадываться.
Произведения Бредбери можно читать и сейчас, если понимать, что эта их наивность вызвана ограниченностью человеческой фантазии. Если помещать себя в ту среду, которая существовала в момент написания его рассказов, то и воспринимать их становится проще и ты понимаешь, какой эффект они должны были вызывать у читателя. Заменяя идеи того времени, пусть и абсурдные сейчас, современными идеями, можно прочувствовать тот же эффект, который вызывают у нас актуальные идеи.

Все эти идеи планет — источников ископаемых, космические перелеты. Вполне вероятно, что к моменту, когда мы сможем делать хотя бы что-то из того, о чем мы мечтаем сейчас в своих космических операх, способы выражения наших эмоций так изменяться, что не будет нужды ни в литературе, ни в кинематографе. Возможно, появяться какие-то совершенно новые виды искусства и творчества. Исчезла ведь наскальная живопись. Она стала просто живописью, комиксами. Практически исчезли легенды и мифы, они стали рассказами, повестями, романами, фильмами. Вместо старых рассказичков легенд у нас появились телевизоры. Так и в будущем, возможно, не останется и следа от существующих форм самовыражения. И все то, что мы сейчас описываем как возможное будущее, переродится настолько, что ни сами люди, ни их способы жизнедеятельности не будут уже напоминать сегодняшний день и присущие нам грезы. На мой взгляд, очень удачно эту идею возможной чуждости будущего мира и его совершенной непохожести на мир сегодняшний выразили авторы фильма «Искуственный разум» 2001 года. По-моему, и сам фильм также весьма глубок в своей философии.

На ракетной обшивке — неплохо написанный рассказ, финал которого для меня оказался совершенно не ясен. Опять встречающиеся и уже несовременные и неактуальные идеи жизни на Плутоне, Марсе, Венере, возможности путешествовать с планеты на планету в любое время, возможности вырасти на одной планете и спокойно перебраться на другую рассказ не портят. Надо только с пониманием к этим идеям относиться.

Скелет — а вот это мне очень понравилось. Идея и фантазия автора приятно удивили и взбодрили.

Адский пламень — не понял сути в итоге.

Тролль — достаточно забавно, но, опять же, не уловил я сути словесной перепалки и итог.

Ну а кроме динозавра… — очень необычный рассказ. Мистический и таинственный. Мне он напомнил произведения Стивена Кинга.

Библиотека — всколыхнула воспоминания о том, что многое из существовавшего кануло без следа в историю. Многое из того, что есть сейчас, также растворится без следа в лабиринтах веков. Хотя правильнее сказать о том, что созданное человеком просто растворится без следа и превратиться в прах в будущем. Ничего не останется. То, что кажется сейчас вполне реальным и устойчивым, то, над чем востаргаются толпы людей, исчезнет.
Сколько творений остается без своего читателя, зрителя? Ведь только известные творцы становятся известны публике. Сколько всего создается в истории и остается за ее кадром: либо в силу неизвестности автора, либо уничтожается в процессе движения человечества.

Дракон, который слопал свой собственный хвост — это красиво. Монументально и одухотворенно.

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 10.0/10 (1 vote cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: +1 (from 1 vote)