Архив рубрики: Драма

Не уносите красоту!

Я часто гуляю в парке «Коломенское». Пришла весна и парковая зелень активно встретила пришедшие в город теплые ветра. Распушились листьями кроны деревьев и кустарников, зацвели белыми созвездиями яблони, словно маленькими белыми башенками-гроздями зацвел каштан. Красота, да и только! Вся эта красота дополняется ароматами словно оркестровые скрипки дополняют солирующий рояль. Как фантастически приятно пахнет цветущая липа! А запахи свежескошенной травы и сена уносят тебя в далекое детство и в деревню бабушки, где было так легко и беззаботно.

А как красиво цветет черемуха и какой у нее приятный аромат! Идешь и любуешься этими изящными и сложными синими и белыми гроздями.

И как противно, до бунта внутри, видеть, что некоторые люди, не сильно заботясь о своих поступках, ломают ветки с цветами черемухи и несут их себе домой. Сколько в этом эгоистического, мелкого, глупого и жестокого!

Поначалу мне казалось, что люди научились ценить и беречь красоту природы, но через несколько дней обнаружилось, что только самые верхние участки кустов черемухи сохранили первоначальный облик, а все остальное было нещадно обломано и уничтожено вандалами.

Я видел такое наглое, собственническое и хамское отношение к городским зеленым насаждениям на Воробьевых горах, где тоже растет много черемухи. Каждый год проходящие мимо кустов люди уничтожают словно саранча эту красоту. Через несколько дней после начала цветения не остается и следа от красивых цветов и аромат по кусочкам разносится по домам наиболее ретивых москвичей.

Сегодня я увидел оборванный и израненный куст черемухи в сквере на автозаводской, и у меня возник вопрос — кто дает право людям забирать домой частички городских парков, созданных для того, чтобы дарить радость и красоту всем людям?

В Коломенском видел пожилую пару, шедшую из парка с огромным букетом свежесорванных кустов черемухи. А на ее лице удовлетворение, тем, что удалось бесплатно получить такой букет, и что за это ничего не было. Эдакое счастье мелкого клептомана. Такое можно встретить на лицах нашкодивших подростков. Такое выражение лица можно встретить на лицах взрослых. Мы теперь выросли и нам уже ничего не будет за то, что мы не будем слушаться своих родителей и будем делать то, что хотим! Правда на деле у многих дело доходит только до мелкого бунта.

Мне обидно и неприятно смотреть на этот вандализм. Появились даже мысли о том, что можно было бы как то наказывать людей за такие вещи. Наверное, надо принимать какие-то более активные действия для охраны парковой зелени. Ведь вся эта красота, стоит денег. Кто-то за это платит. А воровать можно начать с черемухи, а продолжить парковыми цветами и другими растениями.

И больше мне обидно из-за того, что сорванные ветви не будут стоять долго, век их будет более коротким, а любоваться ими сможет только лишь тот, кто эти ветви сорвал и принес себе домой. В парке же смотреть на эту красоту сможет каждый гуляющий. И гуляющих в парке несравненно больше, чем тех, кто рвет и забирает домой эти цветы!

Какое право они имеют обворовывать, например, меня на эту красоту? Может быть я жду целый год этого цветения! Такое же тоже возможно? Может быть, не я, а кто-то еще ждет этого.

Я считаю, если тебе очень нравится черемуха и как она цветет и пахнет, пожалуйста, приходи в парк, садись рядом на скамейки, которых сейчас в Коломенском и на Воробьевых горах, и даже в сквере на Автозаводской стоит очень много, садись и наслаждайся и дай насладиться другим. Никто тебе не мешает, вход бесплатный. Созданы все условия для нормального отдыха и расслабления. Но людям и этого мало. Видимо, это сидит в природе советского человека — стремление отхватывать везде, где возможно, бесплатные кусочки счастья.

Не могу я на это смотреть спокойно! И изменить это невозможно замечаниями. Здесь же необходимо работать с глубинными слоями человеческого естества — с душой. А душу — ее так быстро не оживишь, двумя словами не вдохнешь в нее жизнь.

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0.0/10 (0 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 0 votes)

Ей светило солнце

Ей светило солнце, а по небу плыли темные облака, укутывая город в полупрозрачную пелену. В ее душе звучала музыка и пели птицы для нее, хотя вокруг было слышно лишь злословие и брань, исходившая от живой массы, которая жила своей безликой жизнью. Она была не с ними, она просто шла, и было ей хорошо, и было ей тепло в этом холодном городе. И грела ее музыка, и грело ее солнце.

И дышать ей было легко и свободно, а вокруг проскальзывали тысячи машин, разъедая своими колесами белый снег, который бессильно падал на землю, превращая его в черную грязь. А из машин этих вылетали клубы синего дыма, который отравлял все живое вокруг. А она жила, и была она счастлива, и мысли ее были далеко, далеко отсюда. Глаза ее были наполнены страстью, желанием жить, желанием петь.

Дорога, грязь, секунда замешательства, бесконечно застывший в памяти визг колес… а потом все унеслось для нее в никуда. И некого было винить, и не зачем было искать, просто она была не отсюда, не из этого мира, не из этой жизни. Она искала чего-то, в то время как все остальные теряли. Она хотела жить, в то время как все хотели существовать. Произошло то, что должно было произойти. Люди сделали свое дело единым порывом, в единстве пустоты, царящей среди них.

18.11.99 22:14

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 10.0/10 (1 vote cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: +2 (from 2 votes)

Долг

10.04.99

1

В холодное апрельское утро Саша проснулся около восьми часов. Будильником он не пользовался давно, поскольку вставать в это время суток приходилось ему уже четыре года подряд.

Встав с постели, он посмотрел в окно и к большому своему огорчению увидел, что было пасмурно и легкий ветер покачивал макушки высоких деревьев, которые возвышались над приземистыми пятиэтажками. Отсутствие свежей листвы на ветках, которая обыкновенно появлялась уже в это время года, омрачало пейзаж обычного московского двора.

Саше было двадцать два года. Он работал архивариусом в небольшой частной фирме, занимающейся рассылкой литературы по почте. Работа не пыльная, зарплата его устраивала, и жаловаться было в целом не на что.

Свободное время, которого он почти не имел, он тратил на разведение аквариумных рыбок. Это хобби он перенял от отца, который трагически погиб много лет назад. С тех пор аквариум стоял в Сашиной комнате и постоянно напоминал о тех днях, когда они, вдвоем, любили молча сидеть часами, смотря на хаотичные, на первый взгляд, передвижения стаек рыб из одного угла в другой. Хаотичность при долгом наблюдении терялась, и созерцающему представлялась удивительная, наполненная смыслом картина другой жизни. Здесь человек мог найти для себя все: борьбу за выживание, любовь, ненависть. Чарующий водный мир был глубоко любим Сашей. Почти каждый день он проводил часок-другой здесь, сидя в мягком кресле и размышляя о прошлом и будущем.

Жил он вместе со своей одинокой матерью, которая рано вышла на пенсию по состоянию здоровья. Ей было сорок девять лет. После смерти мужа она дала себе обещание не выходить больше замуж и до сих пор сдерживала данное себе слово. У нее было несколько почитателей, которым, к их большому сожалению, так и не удалось завладеть сердцем своей возлюбленной.

Мать вела домашнее хозяйство и с детства переняла от родителей любовь к богу. Каждый воскресный день и по особым праздникам она посещала храм, который находился поблизости. Сын разделял веру матери, но не настолько, чтобы составлять ей компанию для посещения храма.

Воспитанию Александра уделяла она особое внимание, так как считала это своим основным долгом. Сын с детства воспитывался в духе патриотизма и чувства ответственности за все происходящее в России. Мать постоянно повторяла сыну, что он несет в себе особую силу, и на него возложена особая миссия. Поначалу Александр считал разговоры мамы проявлением материнской любви, но в последствии стал понимать, что в словах ее таится другой смысл. Со временем он поверил ей и почитал себя за человека, чей жизненный долг не состоял лишь в выполнении рабочих функций и создании семьи. Точно он не мог сказать, в чем заключалась сущность его назначения, но в целом он видел себя особым звеном в череде жизненных событий. Это не сказывалось на его повседневной жизни, но в те минуты, которые он проводил в уединении, он любил размышлять о своей судьбе.

2

Этот день был похож на другие и ничего примечательного не предвещал. Саша, как обычно, собрался на работу. Мать передала ему обед и с благословением отпустила его из дому. Поездка на работу также оказалась малоинтересной. Единственное, что могло немного сгладить впечатление от езды на метро, так это новая книга о Наполеоне, которую Саша купил на днях.

Изучение судеб исторических личностей также было одним из его хобби. Прочитаны были книги о Сталине, Гитлере, Кутузове, Александре II, но особенно близок был по духу Саше Петр Великий, который так много сделал для России. Его библиотека биографий насчитывала около ста книг, прочитанных с огромным интересом.

Приехав на работу, Саша, как всегда, включил телевизор для просмотра очередного выпуска новостей в девять тридцать до полудня. Сообщалось о кризисном положении завода по производству детского питания в Серпуховской области, о трагедии на Урале, где сгорели заживо двенадцать человек в рейсовом автобусе, столкнувшемся с легковым автомобилем. В целом этот выпуск мало чем отличался от всех остальных. Телевизор заменял Саше общение с людьми, так как по специфике его работы ему редко приходилось обмолвиться словечком с кем-либо.

Профессия архивариуса не требует больших умственных и физических затрат и в основном заключается в распределении книг и журналов по полкам, а также предоставлении этих же книг желающим коих бывает очень мало. Поэтому на рабочем месте у Александра было предостаточно времени для чтения и просмотра телевизионных программ. Но, как правило, Саша занимался чтением, а из всего потока информации, которая текла из телевизора, он выбирал новости.

3

День тянулся медленно и похоже не собирался переходить в вечер. Совсем устав от тишины, царившей между высоких стеллажей, Саша, дождавшись кое-как четырех часов вечера снова включил телевизор. Очередной блок новостей уже был в эфире.

— … поврежден узел связи в городе Краснокаменске. Жертв нет. Нападение было совершено со стороны Китая. Пресс-служба президента пока не давала каких-либо комментариев по поводу случившегося. Из высказываний других официальных лиц становится ясно, что нападение является для России полностью неожиданным. Никаких объяснений и требований атакующими предъявлено не было, – сообщила диктор.

Саша смотрел в экран телевизора молча. Затем он с выдохом опустил голову и встал со стула. Он шел к телефону, чтобы позвонить домой.

11.04.99

Из вечернего выпуска новостей:

— Очередное нападение повторилось сегодня в шесть часов утра. Воздушная атака продолжалась около получаса. Бомбардировке подверглись заводы, мосты и несколько других объектов стратегического значения. Авиация агрессора пересекла границу России снова со стороны Китая. Попытка связаться с дипломатическим корпусом в Китае окончилась неудачей. Пресс-секретарь посольства Китая в России высказал недоумение по поводу происходящих событий. По-прежнему не предъявлено никаких требований со стороны агрессора. Сомнений нет – это война!

12.04.99

1

Из обращения президента к гражданам России:

— В связи со сложной экономической и политической ситуации в стране, в связи с уже третий день не прекращающимися бомбежками городов на территории России, обращаюсь ко всем дееспособным гражданам с просьбой немедленно вступить в ряды вооруженных сил для борьбы с агрессором. Российская армия в настоящем состоянии не способна отразить натиск врага и защитить мирное население от кровопролития. Взываю к разуму. Мужайтесь.

2

Александр сидел молча в кресле и смотрел в аквариум. Вечер опускался на город и в доме напротив, то там, то здесь, начали зажигаться огни в домах. Слышен был шум детских игр во дворе. Солнце отражалось яркими бликами в окнах домов. Ветра не было. Приятная весенняя погода первый раз порадовала москвичей, как бы намеренно отвлекая жителей столицы от событий, происходящих в это время на востоке страны.

Мысли Саши были как раз там. Он сидел в своем кресле и занимался своим любимым делом. Через некоторое время он вышел на кухню, где мама готовила ему и себе ужин.

— Саша, уже все практически готово, — сказала она, не поворачиваясь, — ты можешь садиться за стол.

Хотя аппетита у Александра не было, он все же предпочел последовать совету матери. Усевшись на табурет у холодильника он стал ждать, когда ему подадут ужин. Не прошло и пяти минут как сосиски с картошкой были на столе. Саша управился со вторым довольно проворно и наступила очередь чая с лимоном. Мать все еще не садилась за стол. Она была немного чем-то опечалена или может быть просто серьезна. Подав сыну горячий напиток, она уселась напротив.

— Сын, я бы хотела с тобой поговорить, — сказала она довольно тихим голосом.

— Я знаю, мама, о чем будет этот разговор, — ответил Саша, — и я тоже хочу обсудить эту проблему.

— Хорошо, что мы вот так друг друга поняли сразу, — продолжила она, — ты знаешь, что сейчас происходит в стране и знаешь, как мы воспитывали тебя с отцом… а после его смерти, я одна. Ты нужен России, ей нужна твоя сила и твои руки. Ты знаешь, что я буду очень сильно переживать за тебя, но другого пути, как тебе известно, нет.

— Да, мама, я все понимаю, — Саша выглядел растерянным, — я сам как только услышал о случившемся, думал об этом, но есть ли необходимость в моей помощи?

— Сынок, — мать выглядела слегка огорченной и рассеянной, — тебе уже двадцать два и ты вполне самостоятелен, но я бы хотела видеть своего сына смелым и сильным, и, конечно же, умным. Как ты сам считаешь?

— Да, мама, я понимаю, — выдохнул он, оставил чай недопитым, поблагодарил мать за ужин и ушел к себе.

13.04.99

Военный комиссариат. Утро.

Дождавшись своей очереди, Александр, вошел в просторный кабинет и поздоровался.

— Фамилия? – спросил майор, не поднимая глаз.

— Барынский, — ответил Саша.

— Тоже на войну? – продолжал военный.

— Да, хотел бы записаться в войска и отправиться в Читинскую область. Там сейчас плохо.

— Так точно. Совсем плохо, — ответил майор и поднял глаза на парня, слегка разглядев его добавил – слушай, тебе ж, небось, и двадцати пяти нет, зачем тебе туда?

— Как зачем? России нужна моя помощь, президент просил всех, кто может, помогать оборонять страну от агрессии. Да и потом я должен это сделать — это мой долг.

Майор еще раз взглянул на Сашу и принялся за формальные вопросы. Затем он объявил, что ему следует прибыть на Казанский вокзал завтра, в девять часов утра ровно. В это время будет происходить отправление солдат от этого комиссариата. На месте следует ожидать дальнейших распоряжений. С собой взять только самое необходимое. Никаких вопросов по поводу того, что Александр в свои двадцать два не ходил в армию не было.

Из комиссариата Александр направился на работу взять отпуск, а оттуда поехал домой.

14.04.99

1

— Береги себя, надеюсь, что все скоро закончится и ты приедешь домой здоровым и невредимым, Бог с тобой, — сказала мать, провожая Сашу, благословила его и, стараясь не плакать, поспешила отпустить его из квартиры.

С собой Александр решил взять икону, фотографию матери, полотенце, зубную щетку и пасту, сменное белье и немного денег. Все это уместилось в небольшой походный рюкзак, который без всяких неудобств был закреплен на спине.

Простившись с матерью, Саша испытывал в большей степени страх и грусть. В глубине души он не хотел ехать, но чувство долга было намного сильнее других эмоций, переполнявших его в эти дни.

Когда он приехал на вокзал, найти свою группу людей ему не составило труда. Человек сто – сто пятьдесят с рюкзаками, спортивными сумками стояли посреди площади, довольно активно переговариваясь друг с другом. По большей части это были мужчины лет двадцати – тридцати, но встречались и женщины, в основном уже за тридцать. Кто-то из них ехал с мужьями, кто-то тоже хотел чем-то помощь. Лица этих людей выражали одно чувство, чувство неизвестности.

Саша подошел к рослому мужчине из группы, и спросил его о том, чего они ждут. Тот ответил, что ждут капитана.

2

Всех людей, собранных из муниципального округа «Зюзино», а их к назначенному времени накопилось на вокзальной площади около двухсот, капитан попросил расположиться в вагонах три, четыре и пять поезда на втором пути.

Через тридцать минут поезд, гремя уставшим металлом, тронулся в путь.

— Сколько нам ехать? – спросил Александр соседа по сидению.

— Пять-шесть дней, в зависимости от загруженности путей, — ответил тот, — но это в обычное время, а сейчас, сам понимаешь, предсказать трудно. Но военные говорят, что никаких непредвиденных ситуаций произойти не должно.

3

Поезд мягко катился по рельсам московской железной дороги, и верхушки жилых домов торчали из-за забора с колючей проволокой. Москва была спокойна.

Александр не знал, куда его направят по прибытию на место. В комиссариате этого ему не сообщили. Душу переполняли противоречивые эмоции. Печаль, страх, одушевление, свобода.

В вагоне запахло табаком. Кто-то закурил. Саша посмотрел на сидящих вместе с ним людей и заметил, что те чувствовали себя довольно спокойно. На вид им всем было лет по тридцать, а одному он дал сорок пять. Эти люди быстро нашли общий язык. Саша среди них был самый молодой и предпочел разговору восприятие услышанного. Оказалось, что все они бывшие или настоящие военные. Два из них воевали в Чечне и теперь ехали воевать в район читинской области.

Александр был единственным, кто абсолютно не был связан с войной. Он почувствовал себя чужим и лишним в этом месте, но отступать ему было уже поздно.

19.04.99

1

В обед поезд остановился в Петровске-Забайкальском. Проводники сообщили, что поезд дальше не идет, и попросили выйти.

На улице было довольно холодно, и на пироне лежал снег. Северный климат давал о себе знать. Капитан построил солдат и сообщил следующее:

— За последние пять дней к нам поступила следующая оперативная информация: напавший на нас враг – это китайско-монгольская военная коалиция. Цель атак – расширение собственных границ. Это Читинская, Хабаровская области, Дальний Восток, остров Сахалин. В основном воздушные атаки на нашем участке ведутся со стороны Китая. Первая линия противовоздушной обороны уничтожена. Продолжаются массированные атаки на вторую линию. Остров Сахалин захвачен агрессором. Положение крайне серьезное.

Теперь о нашей задаче. Есть информация, что помимо воздушных атак, враг использует разведывательные отряды и банды в районе городов Урлук и Мурочи. Нам необходимо обеспечить безопасность военных объектов, расположенных в данной зоне от захвата наземными вооруженными формированиями противника.

В моем подчинении находится двести шестнадцать человек. Все вы будете распределены по местности. Оружие и инструкции вы получите в военной части этого города, куда вас отвезут немедленно. А теперь по местам.

2

В части Саша получил автомат и пистолет, которые он видел первый раз в жизни, по два запасных магазина, кобуру, нож и военную форму.

Через двадцать минут солдат погрузили в автобусы, и колонна тронулась в путь.

Через грязные окна Саша сумел разглядеть город, который напоминал призрака. Серость и уныние царило в нем повсюду. Это был обыкновенный провинциальный российский городишко. Ничего, кроме семи автобусов с военными, не говорило в нем о войне, происходившей в пятидесяти километрах южнее.

3

Колонна медленно ползла по ухабистой дороге и через час миновала небольшой городок Малету. Здесь Саша не увидел ни одного человека на улице. Щемящий холодок пробежал по Сашиной спине.

В городе колонна разделилась, и четыре автобуса направились в сторону Мурочей чрез Мухоршибирь, а три оставшихся, в одном из которых ехал Саша, поехали прямо в Урлук.

Автобусы миновали городок за десять минут и продолжили свой путь, окруженные высокими деревьями, укутанными в белые снеговые шапки. Двухполосная дорога была настолько узка, что две машины с трудом бы разъехались по ней, а придорожной полосы практически не было. Кромки деревьев, не выдерживая снежного груза, соединялись наверху, образуя бело-зеленый свод. Зрелище это было необыкновенно красивым, но Александру было не до этого.

После Малоархангельска дорога из приемлемой для езды превратилась в узкую, плохо укатанную ленту трехметровой ширины. Водители были вынуждены снизить скорость до минимума. Капитан занервничал и недоверчиво пытался вглядываться в лесную чащу. Его нервозность быстро передалась всем. Саша понял, почему в душе у солдат зародились сомнения: три автомобиля представляли собой весьма заметную мишень для врагов. Тем более, что скорость колонны была слишком низкой. Рассмотреть что-либо в лесу было просто невозможно.

4

Прошло полчаса. Никаких улучшений не было. По-прежнему дорога была в ужасном состоянии. По-прежнему деревья пытались закрыть проезд транспорту своими снежными ветками. Ко всему прочему начало смеркаться. Все это было совсем не по душе капитану. Он уже не скрывал своих эмоций и приказал всем быть начеку.

По-настоящему сильно Саша занервничал только после этого приказа. Ему вдруг очень сильно захотелось домой, в свою уютную комнату. И вдруг он ощутил сильнейший прилив грусти. Никогда он еще так не скучал по отцу. Как бы много он мог отдать за встречу с ним. Так много он хотел ему рассказать, но время неумолимо бежит вперед и всего, что было, уже не вернешь. Остается лишь память, которая дарит нам образы и воспоминания о прошлом.

Внезапно раздался взрыв. Автобус резко откинуло назад. Все внутри него перевернулось. Послышались крики солдат. Саша ударился головой о спинку кресла, стоящего впереди. На секунду боль затуманила его разум, и когда он очнулся, то понял, что его тело лежит на полу. Голова болела. Вокруг ничего нельзя было разобрать.

— Водитель убит, — крикнул кто-то из передней части салона.

— Все быстро из машины, — приказал капитан.

В суматохе солдаты стали разбивать стекла и вываливаться наружу. Сашу кто-то выпихнул больно из окна, и он упал на холодное снежное полотно дороги.

Из передней части автобуса валил черный дым. Два автобуса, которые ехали впереди, остановились и оттуда тоже стали осторожно выходить солдаты.

Поступил общий приказ укрыться в лес. Саша, приподнявшись и медленно покачиваясь, направился в сторону лесной чащи. Звук автоматной очереди эхом прокатился по лесу.

Солдаты снова вынуждены были упасть на землю, чтобы укрыться от огня противника.

5

— Капитан, — послышался голос, — кажется, одного парня зацепило. Пуля вошла в область сердца.

— Он мертв, — сообщил мужчина лет тридцати, пощупав пульс около шеи.

К телу подполз капитан и взглянул в лицо мертвого солдата. На холодном снегу, глядя в небо, лежал молодой человек лет двадцати. Глаза были открыты. Рюкзак разорвался, и содержимое его рассыпалось вокруг: маленькая икона, фотография женщины средних лет, полотенце, зубная щетка и паста, свитер и еще какие-то вещи. На лице молодого человека навеки застыло выражение непонимания…

06.04.99

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0.0/10 (0 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 0 votes)