Старая машина

Случайно наткнувшись на эту фотографию, подумалось: А ведь эта машина когда-то ездила, выполняла свою работу. Как так получилось и когда, при каких обстоятельствах, она встала сюда в последний раз, на свое последнее пристанище?

Может, хозяин приехал на ней на это место в последний раз, или случилось что-то с хозяином? Или с машиной? Приехала, поставили ее и все.

С тех пор и трава уже проросла, заржавела вся. Никому не нужна. Стоит забытая всеми и брошенная. А раньше работала, бегала, заводилась, заправлялась, сигналила. Жизнь в ней была, и водитель ездил. В кепочке, наверное, с сигаретой в зубах. Или нет? Без сигареты?

И ведь у каждой старой вещи есть какая-то своя история. И в каждой такой вещи отражается ход времени, его постоянный и неумолимый ход.

Есть что-то жестокое и страшное в том, насколько плавно, вроде бы незаметно, и при этом отчужденно и неумолимо, происходит этот переход от жизни к тому, что с этой машиной стало. Еще вчера ездила, а сегодня уже стоит. Вроде бы ничего не изменилось, но изменилось абсолютно все! Вроде она еще выглядит рабочей, но это уже не так. Никто больше на ней не поедет, никто не заведет, не сядет за руль, не посигналит, не отгонит мальчишек от колес. Все. Приехала.

События, которые полностью меняют человеческую жизнь, происходят зачастую также буднично. Уход на пенсию, расставания, другие какие-то события. Иногда это громко, будто удар, а иногда тихо. Так тихо, но при этом так фатально. Где звук? Где шум? А его нет. Просто на следующий день эта машина никуда не поедет. Не пойдет больше человек на работу, или вообще никуда уже не пойдет.

А при этом, также будет ходить соседка с собачкой, также будут сигналить на улице нетерпеливые водители, также будет колыхаться дерево за окном. Ну как также – до своей поры.

Говорят, что на войне люди начинают ценить жизнь. Люди, столкнувшиеся со смертью, с опасностью, начинают ценить эту самую жизнь куда сильнее, чем до этого. Возможно, жизнь только тогда и получается ценить, когда человек понимает ее хрупкость и конечность.

Странная история с людьми получается. Не ценим, не храним, а когда начинаем что-то понимать, бывает, что уже поздно.

Золото Умальты. Рецензия на фильм

Золото Умальты. Рецензия на фильм

Неоднозначный фильм требует неоднозначной рецензии.

Визуальная составляющая “Золота Умальты” вопросов не вызывает за исключением одного нюанса. По какой-то причине в кино стали приглашать не очень фотогеничных актеров. То ли это усталость от точеных и правильных лиц, то ли это желание добавить какой-то “несуразности” в фильм, сделать его более реалистичным или угловатым. Сложно ответить, но подобный подход раньше встречался только на западе. В нашем кино встречается впервые. Но возможно, это просто субъективная ошибка восприятия автора рецензии.

Стоит отметить красоту показанной в фильме природы. В основном, это не масштабные панорамы, хотя встречаются и они. Можно сказать, что природа демонстрируется крупным планом, но есть в этом какое-то ощущение близости. А в совокупности с мистической музыкой природа предстает в виде чего-то особенного, таинственного и вечного. Это ощущение дополняют колоритные образы “тунгуссов” и их отношение к внешнему миру и его дарам.

Также хороши в фильме костюмы, но судить о том, насколько они аутентичны автору рецензии сложно в силу отсутствия специальных знаний.

При раздумьях о стилистических собратьях этого фильма почему-то вспоминаются два: “Человек с бульвара Капуцинов” (СССР, 1987) и “Мертвец” (Германия, Япония, США, 1995). При чем первый по визуальной части, а второй – по духу.

Режиссура и операторская работа также не вызывают каких-либо нареканий. А вот к сценарию есть большие вопросы. Это самая слабая часть фильма.

Авторы сценария решили создать очень сложную структуру сценария как с точки зрения множественности линий, так и с точки зрения хронологии. В итоге получилось, что зрителю очень сложно сохранять внимание и следить за ходом развития событий. Эта “раздерганность” сценария ведет к тому, что зрителю некомфортно.

Еще одна проблема сценария в том, что в начале фильме возникает ощущение какой-то одной истории, а в середине фильма начинает вырисовываться другая. Также неуместной выглядит линия с ребенком Софьи. Каким образом она помогает раскрыть сюжет – непонятно.

Большое количество действующих лиц, множественность сюжетных линий… Возможно, авторы сценария рассчитывали на то, что подобная сложность будет вызывать желание зрителя посмотреть фильм еще раз, но в результате, возможно, это только его отпугнет.

Нельзя не отметить и странные шутки, вкрапленные в фильм, провозглашаемые со сцены актерами актерами (повторение слова – это не ошибка – прим.автора). Это, своего рода, проявления альтер эго создателей фильма? Или же это сделано в рамках создания аутентичного образа той эпохи?

Завершить рецензию хотелось бы акцентированием внимания зрителей на двух моментах.

Первый – это слова тунгусского старика о его отношении к природе и миру, его мнение относительно “цивилизованности” цивилизованного человека.

И второй. Это судьба главного героя фильма – золота, и его влияние на деятельность и жизнь человека. Хороший повод задуматься.

Photo by Dan Gold on Unsplash

История с таксистом

Не зря такси привлекает внимание кинематографистов и писателей. Такси это центр пересечения человеческих жизней. Здесь есть возможность узнать о мыслях и интересах разных людей, о настроениях и слухах, почувствовать пульс общества.

В большинстве своем уровень этих знаний, конечно же, невысок, но такая информация может быть стимулом для новых идей, ключом для понимания народных чаяний. Также любопытно бывает послушать водителей такси, а водителям такси, возможно, интересно послушать пассажиров. В такси можно встретить и очень колоритных, и очень типичных персонажей.

Пару недель назад потребовались услуги такси. И водитель такси был, с одной стороны, персонажем заурядным, но в своей этой заурядности он был как раз очень интересен. Он был настолько же типичен, насколько думал о себе прямо противоположное.

Именно эти персонажи создают тот дискомфорт, суету и нервозность, которые сильно влияют на общий фон. С одной стороны, их не так много, но, с другой стороны, их количество достаточно велико, а эго столь раздуто, что подобные индивиды заполняют собой довольно много общественного ментального, а, порой, и физического пространства.

Но давайте посмотрим на этого водителя такси поближе. Этот человек, как опять же многие сейчас, неопределенного возраста. Ему может быть и двадцать пять, и сорок. Внешне взрослый человек, но, при этом, в речи прослеживается много инфантилизма и незрелости. Если верить его словам, женат.

Наша поездка началась так. Мы делали все то, что со стороны нормальных водителей воспринимается как бестолковая суета и гонка. Мы ускорялись со светофоров и резко тормозили на светофорах, мы перестраивались в щели между машинами только для того, чтобы через несколько десятков секунд перестроиться снова. Мы сигналили водителям, которые были заняты только тем, чтобы просто ехать. В общем, мы делали вещи, которые в большей степени характерны для хаоса бактерий, хотя, возможно, в поведении бактерий больше смысла.

Минут через десять этой суеты водителю был задан вопрос о том, куда же мы так торопимся, хотя со всей очевидностью было понятно (всем, но не водителю такси), что подобные хаотичные движения не приближают нас к точке назначения, так как светофоры – великие уравнители.

Ответ водителя такси был примерно следующий: “Я – не водитель такси, для меня это просто способ получения карманных денег. Я уже вот заработал полторы тысячи рублей за полтора часа. Вы у меня – третий, а уже вот эти деньги в кармане. Это так – покататься для себя”.

Подобное отношение вызвало внутри какую-то бурю негодования, но при этом подтвердило лишь то, что многие теперь живут согласно тому, что называется “потребительством”.

В мире этого водителя такси пассажир, за счет которого этот водитель такси зарабатывал себе карманные деньги, которому этот водитель такси должен бы, по сути, оказывать услуги такси (слово “услуги” должно быть подчеркнуто), этот пассажир был просто мешком с костями; мешком с костями, который надо было доставить из точки “А” в точку “Б”, выкинуть и забыть, сладостно радуясь мысли, что очередные пару сотен рублей “капнули” на счет.

Но оставим пока немного в стороне эти рассуждения. Давайте ненадолго покинем автомобиль и подумаем вот о чем. Современное такси, как вы понимаете, это не совсем такси. Это больше люди, которые просто решили, что они теперь таксисты (хотя этот водитель такси даже и водителем такси себя не считал), подключились к известному сервису и работают.

Им никто не объяснял, что такое услуги, вообще, и услуги такси, в частности. Их никто не учил перевозить людей. Кто-то из них просто “катается”, кто-то – зарабатывает деньги. Люди, в смысле пассажиры, в их картине мира отсутствуют. У них там в лучшем случае есть заказы.

Что любопытно, подобный подход, когда кто угодно может назваться кем угодно – это прямо характерная черта нашей современности. И кто-то даже находит положительные стороны в таком подходе. Вот только эти “кто-то” не задумываются о том, что такие вот “кто угодно” могут тогда заниматься и медицинской деятельностью, и пилотировать пассажирские самолеты, и быть судьями и прокурорами, строить дома и так далее. Можно развить любую из этих линий и порассуждать о том, что могло бы быть, если бы это было так, и если бы и данные сферы общественной деятельности совсем не регулировались. И может быть даже можно обнаружить, что в этих сферах уже есть какие-то проникновения вместе с сопутствующими последствиями этой вот новой реальности. Но мы не будем этого делать – любопытный и энергичный читатель сам сможет это сделать как-нибудь в подобающий момент. А может случиться и так, что сама жизнь натолкнет его на необходимость подумать об этом. К сожалению, и такое тоже происходит.

Возвратимся теперь к нашему водителю такси. Упрощенный взгляд на реальность, свойственный как раз инфантильным личностям, создавал у него ложное ощущение приобретения неких благ. Но когда перед этим водителем открылась суровая реальность в виде информации о том, что для расчета чистой прибыли необходимо учитывать расходы, связанные с обслуживанием и арендой автомобиля, его нормальным износом, проценты известного сервиса, через который оказываются сейчас “услуги” такси… Водитель такси сказал, что да, тогда картина получается не такая радужная.

Но, как это бывает у таких не повзрослевших индивидов, водитель такси сразу же попытался найти корень проблем во внешнем мире. И этот корень был ему любезно подложен теми, кто так любит использовать такие вот неокрепшие умы в своих целях. “Война”, – говорит, – “с начала войны все стало хуже”. И добавляет: “В центре без навигатора теперь тоже неудобно, плохо работать”.

То есть у этого человека его личное настолько важно, что все остальное для него уходит на второй план. Зачем ему эти другие люди, зачем ему эта безопасность, зачем ему эти высокие цели и идеалы. Ему конкретно все и везде мешает. Он для себя – центр вселенной. Но вы наверняка и сами встречали таких вот “Я-шек”.

Вроде бы понятно, зачем началось то, что началось. И это было очевидно для всех, кто думает и анализирует, и кто не живет только для себя. И понятно, почему в центре навигаторы работают плохо, и зачем это сделано. Непонятно это было только этому водителю такси, который не считал себя водителем такси, и таким же как он.

Но во всей этой истории есть и положительный момент. Осознание того, что если бы таких людей было бы чуть больше, то все бы завалилось… И так нелегко, и так много всего, с чем приходится бороться, что приходится терпеть, стиснув зубы. Но все-таки, если бы критическая масса таких “Я-шек” перевалила бы за определенную черту, мы бы просто рухнули в пропасть.

Ну а по поводу этого “водителя такси” возник такой вопрос, который мы оставим без ответа: “Чем же все-таки занимался этот водитель такси?”.