Архив рубрики: Очерк

Такая разная история

ИсторияСегодня я бы хотел поговорить с вами об истории.
Возможно, я эту тему уже поднимал и что-то подобное писал. Не помню (я нашел статью на подобную тему. Вот ссылка на нее. ).
Но во время и после прочтения книги Джека Хартнелла “Голое Средневековье. Жизнь, смерть и искусство в Средние века” (здесь – моя рецензия на эту книгу) меня постоянно волновали мысли, которыми я сейчас с вами поделюсь. Примечательно, что эта тема волнует не только меня.
Я начал сейчас читать другую книгу “Уроки истории” от лауреатов Пулитцеровской премии Уилла и Ариэль Дюрант и обнаружил, что в самом первом эссе из этой книги они поднимают ровно те же вопросы и сомнения. А эти люди посвятили изучению истории жизнь. К ним стоит прислушаться.
Теперь собственно к сути вопроса.

В последние годы я прочитал некоторое количество материалов и книг, так или иначе касающихся вопросов истории.
Как следствие – серьезное разочарование в этой науке и переосмысление подхода к историческим сведениям.
Я был обучен считать данные в исторических книгах и учебниках сведения как истину. Оказалось, что информация, подаваемая как истина, совершенно не обязательно ей является. Я перестал воспринимать историю безапелляционно, а доверие к информации заменил на критический подход.
При оценке исторической информации необходимо осознавать ее возможную искаженность, неполноту, ложность и даже иногда подложность.
Для выработки правильного подхода к восприятию исторической информации необходимо различать две вещи: непосредственно историю как совокупность реально имевших место событий в прошлом и историю как совокупность документов и информации, содержащих информацию об “исторических” событиях. Беру слово “исторических” в кавычки, потому что не всегда представляемое историческим событием является реально историческим событием.
Если конкретный человек не является непосредственным участником произошедшего (а иногда даже в этом случае), он всегда имеет дело со вторым типом истории.
Человечество документирует историю, так или иначе является участником процесса фиксации событий. Человек может это делать, производя своими действиями материальные объекты, которые в дальнейшем могут использоваться историками для изучения и анализа эпохи. В эту группу надо включить все то, что человек производит и оставляет после себя без какой-либо цели с историческим подтекстом. Это может быть производство и использование различных предметов быта, производство отходов жизнедеятельности, совершение различных действий, которые оставляют различные материальные следы, то есть это просто проживание своей жизни. А вторую группу составляют документы, информация, объекты, которые сознательно производятся людьми с целью сохранения информации для дальнейшего ее использования в будущем. И вот в этой деятельности человеку может быть свойственно все то, что характеризует человека. Мы, люди, создания несовершенные и обладающие большим количеством пороков и недостатков. Суть человека отражается в любой его деятельности, включая и вопросы сохранения исторической информации.
На то, как будет сохранена информация об исторических событиях, будет ли она вообще сохранена и в каком виде, влияют многие факторы.
Политики склонны к переписыванию и искажению истории, умалчиванию невыгодной информации и приданию широкой огласке информации полезной.
Все мы являемся свидетелями попыток переписать историю Великой Отечественной Войны, изменить подход к оценке глобального исторического события в разных странах в зависимости от политической воли главенствующих сил.
Правящие элиты, диктаторы, цари, деспоты, партии могут испытывать большие соблазны в вопросах переписывания истории. Завоеватели испытывают большое желание уничтожить культуру завоеванных народов.
На уровне государств история – это диктатура победителя во взгляде на историю, это борьба за главенство конкретной исторической доктрины. На уровне государств существует определенная историческая конкуренция.
Различные заинтересованные субъекты могут недостоверно предоставлять доказательства. Люди склонны и могут совершать намеренные или случайные ошибки в переводах и при копировании текстов.
В процессе создания исторических документов могут проявляться любые человеческие пороки. Дело может доходить даже до того, что в целях испортить жизнь другому человек может уничтожить или исказить какую-то значимую информацию, документ или артефакт.
Оказалось, что очень часто то, что мы считаем первоисточником, по факту является копией или переводом, или даже переводом с перевода оригинального текста. Ну и, надо полагать, что при этом копировании или переводе не могло все обходиться без ошибок. Проверить это уже никак нельзя.
Историки, как и аудиторы и бухгалтеры, пользуются перекрестными проверками. Сопоставление информации об отдельных исторических событиях в разных источниках – это один из методов истории как науки. Но чем глубже в историю, тем меньше материала, с которым можно сверить исходные данные. Иногда мы получаем сведения исключительно из одного источника. И как ему верить? Но и это не все. То, что мы используем в качестве источника информации о каком-либо событии, по умолчанию кажется, что должно быть создано приблизительно одновременно с исходным событием. На деле же оказывается, это совершенно не так. Информация о, якобы, реальных событиях доходит до нас из письменных источников, которые написаны гораздо позднее исходного события. И разница составляет не несколько лет, а сотни лет! И это во времена, когда не было ни аудио, ни видеофиксации. Да даже сто лет назад от “сейчас” мир был совершенно другим. А про средние века и говорить не о чем. Сто-двести лет тогда – это тоже, что и тысяча лет. Поколения сменялись быстро, люди умирали рано. Информация, в основном, передавалась из уст в уста. Особенно это касается передачи информации бедными слоями населения. А как информация склонна искажаться, передаваясь из уст в уста, мы можем наблюдать по результатам некоторых тестов и экспериментов, которые были проведены современными учеными, зафиксировавшими все это на видео. Любой может поискать подобную информацию в интернет. Такое искажение информации при передаче свидетельствует о невнимательности людей к деталям, склонности к искажению, дополнению передаваемой информации и о других характеризующих человека свойствах. Не думаю, что раньше люди были лучше. Скорее всего, они были подвержены тем же изъянам и обладали теми же, приблизительно, свойствами и пороками. Поэтому записи в письменных источниках о событиях, произошедших сотни лет назад, по сути представляют собой какие-то сказания, былины и имеют, скорее всего, мало общего с действительными событиями.
Также подлинность источников должна подвергаться сомнению, так как даже то, что пришло к нам из глубины веков не обязательно является подлинным свидетельством реального факта или обстоятельства. Это могут быть подделки или искажения в силу причин, о которых я говорил выше. Виной всему – человек.
Я жирными штрихами, не углубляясь в детали, прошел по причинам, которые могут искажать историю, которые препятствуют формированию у нас действительной исторической картины. Историю необходимо изучать, держа все это в уме.
Да, сейчас есть какие-то новые методы, связанные с анализом артефактов и исторических находок. Проводятся исследования на высокоточном, в том числе, медицинском оборудовании. Теперь можно определять возраст находок. По биологическим останкам можно многое сказать, используя современные методы исследования ДНК. Но картина все равно будет размытой, призрачной. Только самые общие выводы можно сделать на основании этих новых путей исследования.

История по-прежнему скрыта от нас многослойной пеленой неизвестности. И сейчас, имея возможности сравнивать и исследовать большие объемы разрозненной информации, мы стали понимать, насколько неточной и загадочной история может быть.

Непуганные

Две странные истории произошли сегодня во время пробежки.
Первая – это встреча с дамами с собачками. Обычно гуляющие с собаками понимают, что делают что-то не так, поэтому стараются держаться от дороги чуть сбоку. И или собак не спускают с поводков, или немного отдаляются от людей.
А эти две дамы шли прямо по дороге, собаки их бегали то сзади, то спереди своих хозяев прямо по беговой дорожке. И были эти собаки не совсем маленькие. В общем, было неприятно. Подбегая к ним, я спросил их о том, почему их собаки бегают по беговой дорожке. На что, подумав, одна из них спросила у меня, почему я тут бегаю.
На это пришлось ответить, что я ничего не нарушаю, в отличие от них, и что я не хочу быть покусаным их собаками и потом лечиться. Пока я это говорил собаки подбежали ко мне и начали лаять. По мнению собачниц, виноват в этом был я, потому что надо было просто дальше бежать и все, а я, по их мнению, начал приставать к собакам. Я обратил их внимание, что разговариваю не с собаками, а с ними и еще раз настойчиво попросил их забрать собак и дать мне продолжить то, что я делаю.
На обратном пути этих дамочек не было. Подозреваю, что они поднялись в лес, испугавшись, что я вызову полицию.
А вторая история – это непуганность и наглость русского мужика. Во дворах идет ремонт дороги и городские службы поставили знаки, ограничивающие проезд по дворы и конусы. Несколько машин пытались заехать во двор, но, убедившись в наличие препятствий, вынуждены были ретироваться. Но не водитель жигулей, который, постояв немного у конусов, вылез, нагло отодвинул один из них и поехал в ремонтную зону. Естественно, обратно он его не поставил. Я бы и подумал не мог, и даже в мой мозг не зашла бы мысль, что можно просто вот так взять и отодвинуть эти конусы и проехать. Я бы подумал, что не зря эти конусы поставили, и, наверное, там какие-то работы происходят. И это не очень умно ехать туда, несмотря на ограничения. Но этот мужик оказался куда умнее, наверное.

Позабытые шедевры недалекого прошлого

Myst

Воспользовавшись длинными выходными, я как-то незаметно для себя почувствовал легкую тягу к играм, мои сражения в которых уже давно выиграны, звуки боев отзвучали, прах рассеялся по ветру. Но прошлое притягивает своей какой-то беззаботностью и в стремлении возвратиться к тем позабытым чувствам, в желании обрести частичку того себя, меня снова тянет к таким шедеврам недалекого прошлого (которое уже есть у эпохи компьютерных развлечений), как Ascendancy, Warcrafts (1,2), Little Big Adventure, Fallout, Age of Empires (1,2).

Warcraft

Эти игры давно ушли с прилавков магазинов, о них почти не говорят в интернет-пространстве, но если заглянуть в их миры, то можно с удивлением обнаружить, что геймлей в них на порядок лучше того, который можно встретить в современных играх, пестрящих яркой графикой и отсутствием какого-либо очарования или смысла. Ни один из Myst-ов не сравнится с первой частью по вовлеченности в сам игровой процесс, ни одна игра не сравнится с эффектом присутствия, который чувствуешь, погружаясь в постапокалипсический мир первого Fallout-а.

Fallout 1 (1997)

Как и хорошая литература не теряет актуальности и интереса со временем, великие игры прошлого также совершенно незаслуженно списаны со счетов. Современное поколение игроманов вряд ли знают хит 95 года Little Big Adventure – но ведь, если не обращать внимание на устаревшую графику, все остальное в игре сделано на уровне. А мир Fallout-а: герои, сюжетные линии, диалоги, игровой процесс, выражающийся в постепенной передаче играющему определенных порций информации – целый мир в игре, целая эпоха, концепция. Воспоминания об игре сравнимы с воспоминаниями о первых просмотрах Терминатора 2 или Разрушителя, о первых впечатлениях от Лабиринта отражений.

Это просто целая жизнь внутри этих игр!