Рецензия на фильм «Кочевник»

Казахи с запозданием на восемь лет сняли своего «Сибирского цирюльника»: заказное кино, призванное возродить государственность, вселить в души граждан гордость и объединить людей вокруг своего правителя. Еще оно должно показать всем (читайте, русским), что казахи тоже так могут.

Аналогии с михалковским творением возникают даже в самом начале фильма: первое слово в российском варианте было за Правительством РФ, видимо, подтверждая статус России как президентской республики (на тот момент); в казахской саге, естественно, «правом первой ночи» воспользовался казахский Президент.

В общем-то, давно всем известно следующее: кино как и любое другое искусство не должно преследовать политических целей. Нарушение этого правила ведет к потере ценности произведения и лишает его той самой красоты, ради которой мы искусством и интересуемся. Когда речь идет о госзаказе, продюсер, режиссеры и сценаристы пытаются  «не навредить» и снять такое нейтрально-патриотическое кино, которое одобрит заказчик; о зрителях никто в этом случае не думает.

В итоге, мы имеем следующее.

За первые тридцать минут фильма слово «казах» встречается где-то раз двадцать. Наверное, это сделано во исполнение пунктика спонсорского контракта, который выглядит примерно так: «с целью возрождения национальной гордости и суверенитета казахского народа в фильме не менее двадцати раз должны прозвучать слова «казах» или «казахский». Также это должно показать зрителю о ком, собственно, в фильме идет речь. А что, трех повторений для этого недостаточно? Ну, кто бы, кроме тех же американцев, стал смотреть их фильмы, типа «Миссия на марс» или «Мы были солдатами», если бы там по тридцать раз произнесли слова «Америка» или «американский»? Возможно, понимая это, режиссер еще в начале фильма обрушивает целый казахский град на еще не уставшего от сомнительного развлечения зрителя, чтобы позднее развязать себе руки. И, действительно, дальше в картине ключевые слова почти не встречаются.

Происходящим на экране я заинтересовался только к сороковой минуте, а еще через пять эта заинтересованность растворилась в скучной искусственности всего происходящего.

Еще один эпизод, на некоторое время вернувший меня из коматозного состояния – сцена смертельного сражения братьев. Надо сказать, что снято увлекательно, жаль только, что все быстро заканчивается, а качество эффекта с мечом, врезающимся через доспехи в грудь, опять напомнило мне о том, что кино казахское. Также запомнилась муха, приземляющаяся на щеку «нападающего «Ньюкасла», во время кульминационного, трагического момента этой битвы, когда он обнаруживает, что убил собственного «брата». Быть может, режиссер решил, что ее никто не заметит? Так вот, ребята, я заметил – сюрприз!

К вопросу о ляпах: обращает на себя внимание эпизод с боями «гладиаторов». Плененный брат Куно Беккера сражается с кем-то и убивает несчастного мечом. Смотрим внимательно на рану: так ведь это всего лишь пятно краски, переносящее нас в боевики семидесятых. Сразу вспоминаешь про бюджет «Кочевника» и начинаешь задумываться о том, на что потрачен бюджет фильма, если они не смогли изобразить правдоподобно даже колотую рану на теле.

Про звук и говорить не хочется. Ничего особенного. Забавно лишь то, что русский язык фильма, похоже, является не оригинальным, так как звуковая дорожка не совпадает с мимикой актеров: они явно говорят на каком-то другом языке. Обычно такое бывает при дублировании американских фильмов, поэтому ассоциации, возникающие при просмотре, идут фильму на пользу. С другой стороны, ждешь уже и качества соответствующего, а таковое отсутствует.

Вообще говоря, в изображении и звуке все время хотелось что-то поправить.

Приглашение иностранных звезд в этой ситуации кажется удачным ходом. Они хоть как-то могут спасти происходящее на экране. Марк Дакаскос, к примеру, хорош, но только без шлема: тот ему явно велик. В нем же Марк слишком карикатурен, как, собственно, и Куно Беккер в своей шапке. Эти ребята, к слову сказать, не сильно похожи на казахов, но в этом тоже не их вина. И еще мысль по поводу костюмов: наверное, целью режиссера было подчеркнуть тот исторический факт, что военное обмундирование и доспехи, выполненные в условиях довольно грубого производства, чаще всего не подходили воинам по размеру; зрелищность, при этом, была принесена в ущерб строгому реализму, а жаль.

Операторская работа тоже ниже среднего: за весь фильм насчитал всего несколько удачных планов. Один из них: стоящий на речке конь с Дакаскасом (без шлема) и троица его прихвостней в стороне. Действительно, неплохо.

По поводу голосов за кадром. Ребята, всем же известно, что использовать данный прием весьма рискованно. Посмотреть к чему это приводит, можно в «Кочевнике». Непонятно, то ли слушаешь аудио-книгу, то ли смотришь фильм, и вообще, к кому этот парень обращается? В особенности, неясно с какой целью комментируются действия, смысл которых и без того хорошо понятен. Короче говоря, звуковую дорожку с голосом диктора хочется удалить.

Сюжет в фильме такой. Нам рассказывается трудная, сложная и самобытная история казахского народа, испокон веков стремящегося к свободе и суверенитету. Из фильма я узнал, что Чин Гиз Хан был казахом, а русские ходят в облике медведя. Еще, что казахи живут в степи, но из-за того, что на раскраску фильма денег не хватило, красоту ее по достоинству оценить не смог. И, наконец, я узнал, что там нет нефтяных вышек. Остальные же сюжетные линии представляют собой плохо смонтированный микс из «Гладиатора», «Храброго сердца» и других похожих фильмов: ничего нового вы в «Кочевнике» не увидите.

Вообще, рассказ о гордости, самобытности, истории и культурных традициях отдельно взятого народа, мне понравился гораздо больше в «Сибирском цирюльнике». Там и бюджет посолиднее, и приглашенная звезда посерьезнее: все-таки Джулия Ормонд мощнее Куно Беккера. И если уж совсем откровенно, то фильм Михалкова – это все-таки кино: красивое и с размахом. Уж насколько я не люблю пафос, но Никита Сергеевич преподносит его как-то незаметно и подслащая красивыми планами, актерской игрой и сюжетом. В «Кочевнике» видна лишь попытка сделать это, написанная корявым детским почерком.

На обложке диска указано: «от создателей Гарри Поттера, Годзиллы и Перл Харбора». Интересно, кто конкретно из участвующих в съемках «Кочевника» работал над этими фильмами. Хотелось бы посмотреть им в лицо. Ребята, деньги не все в этой жизни. Важно еще иметь достоинство! Хотя если какие-то люди из степи предлагают вам потратить 30 миллионов долларов, то, поневоле, и дыхание учащается, и сердце начинает биться чаще. Я все понимаю.

Что же касается вопроса построения государственности, культура, бесспорно, является очень мощным инструментом, но только в том случае, если она не связана с политикой, а развивается сама по себе. Власть же требует результат и не хочет ждать. Появляется идея: снимем кино, и все наладится. Это быстрее, чем разрабатывать и реализовывать государственную программу возрождения национальной культуры и образования. Мне подобные попытки решения национальных проблем кажутся, по меньшей мере, слишком наивными.

Обращение президента Нурсултана Назорбаева в конце фильма его и добивает. Это, вообще, не кино, а политический лозунг, национальная идея, если хотите.

Короче говоря, у меня это зрелище не вызвало никаких эмоций, кроме раздражения и недоумения, но посмотреть «Кочевника» все же стоит. Когда еще доведется увидеть государственный казахский блокбастер.

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0.0/10 (0 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 0 (from 0 votes)

Добавить комментарий