В поиске настоящего искусства

Опубликована в литературном

журнале «Лампа и дымоход» в 2011 году

 

Вступление

В современном мире, который все больше и больше уходит в материализм, не остается места и времени для духовной реализации. Важнее всего — прибыль, быстрые заработки и имя. Остальное отходит на второй план.

Людей затащили в такие узкие рамки, придали им такое ускорение, что они просто не имеют возможности познавать свои истинные вкусы. Они не способны изучать предложения и осуществлять разумный выбор. На помощь загнанным людям приходят мода, реклама и СМИ: именно они говорят куда идти, что читать, что смотреть, во что одеваться и что слушать. Совершенно не важно, что в итоге мы остаемся недовольными, пустыми, и что мы становимся биороботами. Мы уже привыкли быть пустыми.

Но ведь наша жизнь, жизнь человека, должна состоять не только из похода по магазинам и просмотра пустых фильмов, чтения книг ни о чем, посещения модных галерей и чтения глянцевых журналов. Человек может наполнять свою душу настоящими, глубокими и красочными эмоциями.

Вот только если такой человек появляется в современном мире, как ему отличить искусство от продуктов коммерческой деятельности? Что такое, вообще, искусство? Кто творит искусство, и кто просто зарабатывает себе обычным ремеслом? Каков процент творцов в общей массе всех авторов произведений искусства и культуры и каков процент ремесленников? Важно ли, вообще, уметь отличать одних от других? И если отличить подлинных творцов от простых ремесленников без специальных знаний или оборудования невозможно, то какая разница где, кто?

Попробуем хотя бы поднять те проблемы, с которыми мы все сталкиваемся в недолгие минуты отдыха.

Что есть искусство и что ремесло? Кто есть творец и кто ремесленник?

Одно из массы возможных определений искусства дает социальная энциклопедия[1]: «Искусство – …это творческая деятельность, направленная на создание художественных произведений, шире — эстетически-выразительных форм…».

А, вот определение, которое дает творчеству большой энциклопедический словарь: «творчество – (это – редактирование автора) деятельность, порождающая нечто качественно новое и отличающаяся неповторимостью, оригинальностью и общественно-исторической уникальностью…»[2].

А вот что называет ремеслом Толковый словарь Даля: «Ремесло — … (это – редактирование автора) работа и уменье, коим добывают хлеб; само занятие, коим человек живет, промысел его, требующий более телесного, чем умственного труда» [3].

Не являясь чем-то негативным по своей сути в других областях деятельности труд более телесный, чем умственный искусству не свойственен. Точнее он не является здесь чем-то выдающимся или основным. Цель ремесла – работа, а цель искусства – создание чего-то уникального, нового, неповторимого. Поэтому ремесло, подменяющее искусство, несет в себе некое настроение фальши и обмана. Еще это в определенной степени похоже на подлог. Там где мы ищем искусство, нам тайно предлагают труд более телесный, нежели умственный. И мы начинаем со временем думать, что искусство – это и есть результат работы ремесленников. Привыкнув к ремеслу, мы можем разучиться видеть искусство. Снижение чувствительности к восприятию прекрасного делает нас примитивнее, грубее, а это уже страшно.

Повторение какого-либо произведения или создание немного измененного варианта чего-либо является не более чем копированием, плагиатом или формой паразитирования. При этом в качестве лица, осуществляющего все эти действия, может выступать и сам автор.

Уместно сравнить новаторскую компоненту в произведении искусства с этим же компонентом в изобретениях. Так не каждое изобретение считается таковым, а только то, в котором новизна присутствует с определенной степенью. В самой нашей природе есть способность  чувствовать наличие или отсутствие в каком-либо результате деятельности этого творческого оригинального «шага». Плохо то, что это чувство можно притупить потреблением низкосортного материала в большом количестве.

Во многом искусство отличается от ремесленничества по субъективному признаку, то есть по отношению автора произведения культуры или искусства к своему произведению, по его намерениям, в соответствии с которыми он создавал свое творение.

Если этот новаторский шаг есть, если произведение оригинально, в нем нет полного плагиата, если совесть автора чиста, и он не преследовал цель — повторить или пересказать какое-либо оригинальное произведение, значит — здесь есть творческая компонента. Я не рассматриваю сейчас вопрос культурной ценности произведения, я лишь рассуждаю о важности мотивов автора в вопросе отделения произведений искусства от ремесленной работы.

Если, например, кто-либо случайно повторит какой-либо сюжет, то такой автор может называться творцом. Другое дело – это культурная ценность того, творцом чего человек является. Он творец, но творение его может быть не интересно публике и не представлять собой никакой ценности. Или он творец, но аналогичный сюжет уже использовался кем-то и известен публике. Такая работа для общества будет бесполезной. Случается, что автор такого произведения по незнанию или с корыстными целями может попытаться заработать на нем денег: опубликовать, получить на него патент; — но в конечном итоге пользы для общественного развития здесь будет немного.

А кто же тогда ремесленник?

Это человек, который хочет использовать уже имеющиеся творения, добавить в них что-то свое, изменить некоторые детали или смешать (хотя в последнем случае все уже намного сложнее) их между собой, чтобы получилось что-то, на чем можно поставить свою авторскую подпись или заработать денег.

В отличие от творческого труда, в труде ремесленника мы всегда найдем какую-то корыстную цель. Она может лежать как в плоскости материальной, так и в плоскости социально-личностной.

Цель может быть в том, чтобы продать коммерчески успешный результат еще раз, а лучше — несколько раз. Например, замечательный оригинальный мультфильм «Шрэк» и его бесконечные продолжения, нескончаемая бондиада, тягучие мыльные оперы без сюжета и смысла, исполнение разными певцами известных песен, прямой или скрытый плагиат.

Цель ремесленника может заключаться в стремлении к славе, пускай и достигнутой обманом. Для таких людей — потешить собственное самолюбие – тоже вознаграждение за труд. Последнее сделать крайне сложно, потому что придется обмануть все общество и заодно вступить в конфликт с автором оригинального произведения (конечно, если он жив к этому моменту). Но зато, если получится, это же будет такая махинация!

В лучшем случае, ремесло в искусстве основывается на способности ремесленника выявлять характерные черты оригинального творения и создавать подобия. В жизни же мы часто сталкиваемся и с плохими и с хорошими копиями.

Каков процент творцов в общей массе всех авторов произведений искусства и культуры и каков процент ремесленников?

Естественно, что ответа на этот вопрос у меня нет. Нет даже какого-то приблизительного представления, а, тем более, обоснованного, о том, каково соотношение творцов и ремесленников.

По своему опыту работы с юристами могу сказать, что настоящих профессионалов среди всей массы работающих юристов не более 5%.

Что касается кинематографа, то опять же, только на основании лично просмотренных фильмов могу подтвердить, что лишь 5-10% из них составляют действительно что-то оригинальное. Остальное лишь плоды ремесленнической деятельности.

В музыке, наверное, я могу назвать примерно такие же цифры.

Здесь каждый может обратиться к собственному опыту.

Было бы интересно провести такие исследования, но относительность критериев отделения творцов от ремесленников слишком сильно усложняет решение подобной задачи.

Удивительно, но один и тот же человек может быть и ремесленником и творцом одновременно. Так, создав нечто оригинальное, какой-либо писатель всю оставшуюся жизнь лишь пытается создать что-то лучшее на основе уже сделанного. Все сравнивают его раннее произведение с более поздними и находят лишь унылые подражания.

Важно ли, вообще, понимать и уметь различать одних от других?

Мне кажется, что это имеет значение. Мне хочется воспринимать только нечто оригинальное и не тратить время на продукты ремесла. Для меня интереснее посмотреть или послушать произведение, явившееся результатом творческого подъема — пусть даже я его и не пойму, чем потратить время на очень хорошую копию. С другой стороны, мозг не в состоянии будет переваривать постоянно что-то новое. Ему нужен и отдых. Для отдыха сойдут и «поделки» ремесленников. Для настоящего искусства нужен спокойный и отдохнувший разум.

Наверное, стоило бы в будущем разделить две этих сферы деятельности: творчество и ремесло. Было бы честно, если бы мы знали, что нам предлагают: повторение чего-либо оригинального или что-то уникальное.

Конечно, критики и профессионалы создают жанры, вешают ярлыки. С одной стороны – это помогает. А, с другой стороны, здесь поднимается еще одна проблема. Проблема ярлыков, проблема обобщения – это всегда проблема упрощения, выявления общего и пренебрежение частным. Так, уникальное произведение критики назовут «попыткой подражания», а копию даже не заметят. В итоге, прочитав рецензию, мы лишим себя возможности оценить это самостоятельно, а на копию, не найдя ничего в Интернете, потратим свое драгоценное время.

А ведь многим из нас хотелось бы избежать траты времени на потребление некачественных продуктов ремесла. Впрочем, это желание, по сути своей, отражает стремление человека избежать риска — потратить свое время впустую. И это желание, наверное, находится за пределами возможного, ведь риск – это сама жизнь и есть.

Вместо заключения: если различить подлинных творцов от простых ремесленников без специальных знаний и фактов невозможно, то важно ли заниматься такими исследованиями?

Этот вопрос мы кратко обсудили выше. Затрону здесь лишь следующий аспект. Когда мы воспринимаем что-либо, у нас возникает оценка воспринятого. И этой оценки – плохой или хорошей – наверное, должен удостаиваться автор, а не ремесленник.

Следует не забыть также, что в современном, пропитанном коммерцией мире, почти за все приходиться платить. И за свои деньги сознательная публика должна знать, что она покупает.

На мой взгляд, Голливуд на сегодняшний день стал почти полностью ремесленническим. Я не знаю, какое будущее ждет его. Люди, которые потребляют, часто непредсказуемы и зомбируемы – но если спрашивать только мое мнение, то я считаю, что его должно ожидать вырождение, а на смену ему должны прийти новые люди. И неважно, где эти люди обнаружатся – в том же Голливуде или в других уголках земли.

Надо учитывать, что у человеческой культуры есть определенная история: все песни спеты, и все сюжеты написаны. Однако и сейчас есть поле для оригинальности, ведь человек помимо движения по спирали изобретает все новые средства самовыражения (компьютерная анимация, компьютерные игры, интернет-проекты, высокие технологии).

Конечно, можно задаться вопросом о том, зачем же тогда, вообще, делать повторения, начиная с честных ремейков и адаптаций и, кончая недобросовестным плагиатом?

В истории кино снято огромное количество замечательных фильмов, а в истории литературы есть огромное количество выдающихся произведений. Они уже написаны! Наша задача – не забывать то, что было сделано, и постигать великие творения человечества.

Можно предположить, что современные адаптации необходимы для поддержания общества в состоянии постоянно развития, ведь если сказать, что все уже было сделано, то, что нам останется? На обратной стороне медали – изобретение известного всем пылесоса снова и снова. Как к этому относиться, я не знаю.

Наверное, если мы хотим что-то адаптировать, то честно будет по отношению к автору, открыто говорить об этом. А творческую силу направлять не на копирование, а на поиск и создание чего-то нового. Почему бы, к примеру, не сделать популярной философию и не следить за ходом развития этой науки?

Может быть, время создания новых произведений в музыке, литературе и кино уже прошло? Может быть пришла пора создавать новые формы выражения, а не пытаться паразитировать на уже известных?

 


[1] Социология: Энциклопедия / Сост. А.А. Грицанов, В.Л. Абушенко, Г.М. Евелькин, Г.Н. Соколова, О.В. Терещенко. — Мн.: Книжный Дом, 2003

[2] Большой Энциклопедический словарь. 2000.

[3] Толковый словарь Даля. В.И. Даль. 1863-1866.

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 9.5/10 (2 votes cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: +1 (from 1 vote)
В поиске настоящего искусства, 9.5 out of 10 based on 2 ratings

Добавить комментарий