Архив рубрики: Очерк

Зеркало

ЗеркалоКомната. Посреди комнаты стоит комод с зеркалом. Комод делит комнату строго напополам.
За столом сидит человек и смотрит в зеркало. Человеку где-то в районе двадцати лет. В отражении он видит другого человека. Он очень похож на сидящего, но он старше. Ему где-то сорок.
Теперь мы немного отдаляемся от сидящего и видим, что другая половина комнаты – это полное отражение первой. С другой стороны комнаты стоит второй точно такой же комод. Они стоят так, что их зеркала полностью соприкасаются свой обратной стороной. Они соприкасаются так плотно, что кажется, что комоды слиты воедино. С другой стороны, за вторым комодом тоже сидит человек. Тот самый, который старше.
Мы находимся в комнате со стороны молодого человека, чуть ближе к углу. Немного в тени. Молодой человек и комод, за которым он сидит, просматриваются четко и контрастно. Второй комод и другой человек как будто подернуты дымкой. Они видны не четко, словно марево лежит на второй половине комнаты.
Молодой человек всматривается в отражение и понимает, что это вовсе не отражение. Человек с той стороны не повторяет его движения. Он тоже смотрит оттуда на молодого человека.
В глазах молодого человека вопрос, страх смутной догадки, недоумение и немного высокомерия.
Оба они сидят какое-то время и смотрят друг на друга.
Потом наше положение начинает меняться. Мы медленно и плавно двигаемся из одного угла комнаты в другой, на ту половину, где сидит тот, второй. И то, что мы видим, тоже начинает меняться: старшего человека мы видим все четче, а молодой медленно погружается в туман. И когда перемещение заканчивается, молодой человек и вся та половина комнаты теперь затянута серым маревом, а сорокалетний мужчина становится четким и контрастным.
Он сидит в темной водолазке. На его щеках легкая небритость. В волосах на лице просматривается проседь. Глаза темные. В них отражается свет лампы. Они полны понимания, участия и тоски. А еще в них какая-то безмерная грусть. Он смотрит на это отражение любящими глазами, и будто порывается сказать что-то, грудь приподнимается, рот приоткрывается. Какое-то мгновение кажется, что он вот-вот скажет что-то, но потом плечи его опускаются. Он не будет говорить.
Еще мгновение, и они оба встают и медленно уходят из комнаты – каждый через свою дверь, в своем направлении.

Извращения современности

социальные сетиСовременные алгоритмы продвижения объектов в Интернет диктуют их авторам, что и когда публиковать.
Теперь творить надо не когда захочется или будут какие-то идеи, а когда это надо Интернету. Теперь, что именно творить также решает не автор, а публичное мнение, публичный интерес и те же алгоритмы. Интернет анализирует этот интерес. А, анализируя его, автор должен “попадать” в эти интересы.
Пресыщенные пользователи Интернета обязывают авторов создавать “контент” таким образом, чтобы он “цеплял” внимание. Лишь бы им не напрягаться. Таким образом, уже не “что”, а “как” имеет преобладающее значение.
Фильм “Идиократия”, снятый в, кажется, недалеком 2005 году, уже стал реальностью. И не потребовались сотни лет. “Прогресс” занял гораздо меньше времени.
Люди, которые адаптировались к новым требованиям Интернета, а также люди, которые изначально попадают в нужные параметры, имеют больший успех и более заметны.
Насколько эти люди являют собой индивидуальности, насколько они образованы, насколько они отражают то, что действительно думают или чувствуют – это отдельный вопрос. Они адаптировались, изменились. Мимикрировали. Новое время – новые герои. Сама форма самовыражения теперь подчинена алгоритмам Интернета, запросам пользователей и другим факторам.
Просто творить человек может, но, скорее всего, его просто никто не заметит. Оставаясь собой, человек рискует остаться в безвестности и одиночестве. Адаптируясь к требованиям современности, человек предает себя, отказывается от своей индивидуальности, но взамен может получить общественное признание и успех.
Человек, который изначально отвечает запрашиваемым стандартам, имеет преимущество. Но куда этот человек поведет свое “стадо”?
И как отличить бездарность от гениальности, если потеряны ориентиры?

Про вокзалы

Про вокзалы

Вокзал

Почему нельзя улучшить вокзалы? Это ведь не сложно.
В основном, люди путешествуют с чемоданами на колесиках.
Иногда, у одного человека несколько чемоданов и сумка.
Как пройти через досмотр одному человеку со всеми своими вещами? Этот момент вообще не учтен. Народ толпится, ставит человек сумки, вокруг кучи людей, толкаются, лезут. Пока он ставит, еще кто-то наставляет туда же. Потом эти вещи с другой стороны выезжают, а человек еще не прошел. Все падает на пол. Это разве нормально?
А нужно то просто поставить человека, который будет с той стороны принимать вещи и ставить их нормально, чтобы они не разваливались как попало. Или придумать еще что-то.

Как пройти через эти неудобные тяжелые входные двери с сумками и чемоданами? Двери, которые на пружинах таких: ты ее только оттолкнул, если сил хватило, а она уже обратно. А тебе надо все свои чемоданы успеть провезти, пока она не закрылась. И ты не успеешь это сделать. Она обязательно шваркнет об твои вещи. Двери надо либо автоматические, либо ставить опять же того, кто будет эти двери открывать. Или с фиксаторами. Иначе человеку, вообще, неудобно.

Кто придумал делать все привокзальные территории из брусчатки? Они что не в курсе, что люди пользуются чемоданами на колесиках? Зачем, вообще, эта брусчатка на перроне? На вокзале должны быть удобные дорожки для перевозки этих чемоданов. А то все колеса отвалятся, пока доедешь до поезда.

Ну и ступеньки и пороги тоже надо убирать. Неужели это так сложно? Как людям таскать свои вещи по всем этим лестницам? Кому-то нельзя поднимать тяжелое, а у кого-то сил нет на это.

Надо хотя бы начать. Не самая ведь сложная задача.

Business фото создан(а) jcomp – ru.freepik.com