Архив рубрики: Путешествия

Из окна поезда. Ноябрь.

Из окна поезда. Ноябрь.Россия из окна поезда выглядит угнетающе.
Не припомню, когда я ездил на поезде в середине ноября.
Перекошенные дома. Заброшенные дома. Полусгнившие дома. Дома, по которым сразу и не скажешь, живет там кто-то или нет. Дома, вокруг которых ничего нет, кроме деревьев и полей. Что они там делают? Маленькие домишки-избушки.
Все вокруг коричнево-черного цвета. Земля переходит в выцветшую траву, а та в стволы деревьев в сбросившем листву лесу. Голые деревья стоят частоколом и уводят взгляд в темноту чащи. И невольно вспоминается Баба Яга, Кощей Бессмертный и Леший. Кажется, что кто-то из них вот-вот и помашет тебе рукой из-за очередного ствола плывущего за окном дерева. Или будто вырастет чей-то образ таким огромным-огромным отражением на стекле и будет сопровождать поезд, не отрываясь смотреть в твои глаза, пока ты смотришь на проносящийся за окнами пейзаж.
Становится понятным почему именно эти образы родились и освоились в народной мифологии Русь. Слишком мрачно кругом, слишком мало света и цвета. Поздняя осень.
Нет еще и четырех, а высокая облачность создает впечатление глубокого вечера. Серые однотонные облака, низко висящие над землей, даже и на облака не похожи. Они застилают весь небосвод и уходят вдаль до горизонта. Это просто такое серое небо, серое время, серая страна, серые заборы. Отсыревшее дерево в отделке домов и деревенских пристроек делают жилища людей частью природного ландшафта, дополняют эту безрадостную и бесперспективную картину. Я вспоминается Раскольников, и хочется взять топор и спросить, ну где моя бабушка?
Прямо вот беспробудная тоска: ноющая, пронзительная.
Проезжаем мимо какой-то станции, там – большое одноэтажное здание. Оно почти полностью обветшало и пришло в упадок. Крыша над половиной здания рухнула. А следом за этим зданием чуть более стойкое кирпичное с надписью: “Слава России!”. Читаешь и испытываешь диссонанс… Или ничего не испытываешь, потому что от картинки нет никаких эмоций, кроме грусти.
Купе запомнится мне, как купе самооткрывающихся дверей и самоотщелкивающегося столика.
Еда была невкусной и даже задаешься вопросом о том, как можно таким образом портить продукты, что на выходе получается вот это.
А тем временем путь лежит через хвойный лес и зеленые деревья с ярко-коричневыми стволами – разбавляют безжизненную картину. Красота!
Вот! Мелькнула лесная прогалина, по которой проведена ЛЭП, а вдоль нее тянутся маленькие домишки, больше похожие на сарайчики. Простенькие и дешевенькие. Люди стараются хоть как-то создать себе альтернативу городской суете. Как могут. Насколько хватает. Это вроде как дачи.
И вдруг посреди этой монотонной мрачности яркий свет, красный яркий свет! Сквозь витрины видны огни магазина «Пятерочка». Будто райский этот свет притягивает к себе взгляд со всей округи, словно напоминание о том, что за окном двадцать первый век и где-то далеко есть машины, высотные дома и витрины бутиков.
Стучат колеса, качается вагон, хочется дремать, будто бы поезд – это целая планета, несущаяся посреди черного космоса из ниоткуда в никуда.

Про вокзалы

Про вокзалы

Вокзал

Почему нельзя улучшить вокзалы? Это ведь не сложно.
В основном, люди путешествуют с чемоданами на колесиках.
Иногда, у одного человека несколько чемоданов и сумка.
Как пройти через досмотр одному человеку со всеми своими вещами? Этот момент вообще не учтен. Народ толпится, ставит человек сумки, вокруг кучи людей, толкаются, лезут. Пока он ставит, еще кто-то наставляет туда же. Потом эти вещи с другой стороны выезжают, а человек еще не прошел. Все падает на пол. Это разве нормально?
А нужно то просто поставить человека, который будет с той стороны принимать вещи и ставить их нормально, чтобы они не разваливались как попало. Или придумать еще что-то.

Как пройти через эти неудобные тяжелые входные двери с сумками и чемоданами? Двери, которые на пружинах таких: ты ее только оттолкнул, если сил хватило, а она уже обратно. А тебе надо все свои чемоданы успеть провезти, пока она не закрылась. И ты не успеешь это сделать. Она обязательно шваркнет об твои вещи. Двери надо либо автоматические, либо ставить опять же того, кто будет эти двери открывать. Или с фиксаторами. Иначе человеку, вообще, неудобно.

Кто придумал делать все привокзальные территории из брусчатки? Они что не в курсе, что люди пользуются чемоданами на колесиках? Зачем, вообще, эта брусчатка на перроне? На вокзале должны быть удобные дорожки для перевозки этих чемоданов. А то все колеса отвалятся, пока доедешь до поезда.

Ну и ступеньки и пороги тоже надо убирать. Неужели это так сложно? Как людям таскать свои вещи по всем этим лестницам? Кому-то нельзя поднимать тяжелое, а у кого-то сил нет на это.

Надо хотя бы начать. Не самая ведь сложная задача.

Business фото создан(а) jcomp – ru.freepik.com

А.Шклярский. Томек среди охотников за человеческими головами. Рецензия на книгу

А.Шклярский. Томек среди охотников за человеческими головами. Рецензия на книгуЭта прекрасная книга была написана в 1965 году польским писателем Альфредом Шклярским. Несмотря на то, что читать ее интересно людям любого возраста, Шклярский обращается к молодежной аудитории.
Книга прекрасно читается как самостоятельное произведение, но это лишь одна из серии книг, посвященных путешествиям Томека Вильмовского, юного героя романов польского автора, путешествующего вместе со своими взрослыми товарищами.
Автор заслуживает уважение своей сознательностью. Понимая, что он обращается к подросткам, он берет на себя ответственность и роль проводника молодых читателей в большой и прекрасный мир, который лежит за пределами изведанного.
Рецензируемая версия книги была выпущена в мягкой обложке в 1984 году. Она и сейчас доступна для покупки как букинистическое издание.
Шклярский на страницах книги решает сразу несколько задач. Захватывающий приключенческий сюжет является центром повествования. Путешествие в далекую и не до конца исследованную страну с самого начала захватывает внимание читателя и не отпускает его до последней страницы.
Основная сюжетная линия книги изобилует интересными ответвлениями. Там автор книги с успехом занимается образованием молодых людей, но делает это совершенно незаметно и ненавязчиво. Шклярский снабжает читателя информацией о флоре, фауне, географии, истории и ландшафте того уголка земного шара, где развиваются события. Те, кто заинтересован в получении дополнительной информации, могут продолжить исследование раскрываемых тем уже самостоятельно.
Так, например, было интересно проследить маршрут следования яхты “Сита” от побережья Австралии к берегам Новой Гвинеи; вместе с героями пройти их маршрут.
Современные подростки, имея под руками интернет, могут с легкостью получить доступ и увидеть прекрасных птиц, Большой Барьерный Риф, познакомиться с его обитателями, россыпью красивейших морских организмов, посмотреть на прекрасные острова, о которых идет речь в книге. И так собственная фантазия получит дополнительную визуальную информацию для построения в воображении прекрасного чудесного мира, наполненного яркими красками и приключениями.
Шклярский с бережностью относится к своему читателю. В книге нет никакой пошлости. Отношения героев в какой-то степени рафинированы, но это прекрасные образцы для подражания.
Книга является эталоном популярной литературы для подростков. Но следует признать, что написание подобной книги требует высокого уровня культуры и сознательности автора, а также серьезную подготовительную работу – не те качества и требования, которые сегодня встречаются в большом количестве.