Архив метки: культура

История одного Газона

Жил-был Газон. Обыкновенный такой зеленый газон. Один из тех, что лежат между тротуарами и дорогами. Встретить подобный газон можно почти во всех уголках земного шара. То есть, этот Газон ничего особенного из себя не представлял. Не лучше и не хуже других. Травка на нем зеленела, периодически ее подстригали.
Как и любому другому газону, жилось ему не легко. Собачки с позволения своих владельцев на него какали и писали. А иногда, наверное, и люди. Проходящие по тротуару прохожие кидали на него сигаретные окурки, бутылки из-под алкогольных напитков, пластиковые пакеты, упаковки из-под чипсов и конфетных батончиков и много всего другого, что этим людям было уже не нужно.
В один прекрасный день ничего не предвещало изменений, как вдруг откуда ни возьмись появились какие-то машины с ковшами и люди с инструментами. Тут же началось снимание скальпа с земли. Машины срезали верхний слой с травой и уничтожали Газон. Люди помогали этому лопатами. За день Газон был полностью срезан. На его месте теперь зияла голая коричневая земля на небольшом углублении, походившем не то на большую могилу, не то на ров.
Несколько дней все оставалось без движения. Потом опять приехали люди и привезли с собой газон. Обычный рулонный газон. Много, много рулонов. И они стали стелить газон на место прежнего. За несколько дней на месте старого газона появился новый.
Теперь там, где был Газон, лежит газон. А тот старый Газон уже больше нигде не лежит. Но зато, наверное, где-то у кого-то стало что-то лежать.
Иногда подобные истории происходят с бордюрами. Это дальние родственники газонов. Поэтому часто они встречают на своем пути те же самые жизненные трудности и судьбы у них иногда похожие. Но это уже совсем другая история.

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 10.0/10 (1 vote cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: +1 (from 1 vote)

Твари

Мы были вдвоем в мире, наполненном зомби, вампирами или еще какой-то нечистью. Она все время куда-то уходила. Мне приходилось постоянно следить за тем, чтобы она не попала в руки этих тварей.

Было сложно, потому что я не был вполне был уверен, что могу защитить нас. Я не чувствовал себя в безопасности, был напряжен и постоянно смотрел по сторонам в ожидании нападения.

Но также я постоянно оглядывался, ища ее глазами. И когда не находил, мое сердце почти переставало биться. Я почти забывал как дышать. Я искал ее глазами, вертел головой, напрягался и потом находил ее за какой-нибудь дверью или в углу. И тогда успокаивался.

Один раз мы прятались в каком-то большом двух или трехэтажном загородном доме. Перед парадными дверьми почему-то были расположены какие-то кусты. На первом этаже в холле была большая лестница. Окна представляли собой витражи в английском стиле. Они были тусклыми и грязными. Свет от Луны почти не проникал через них. Он только подчеркивал их муть.

Мы были внутри. Я стоял рядом с огромной входной дверью. Никакого электричества не было. Я стоял на грязном полу в полутьме, когда обнаружил, что я один. Ее не было рядом. Внутри дома были другие люди. Они где-то растворились в комнатах, в темноте, в тенях. Я начал оглядываться и искать ее, но не нашел. Я сделал шаг влево, потом вправо, не зная куда двигаться, где искать. Кричать было опасно. Я мог привлечь тварей.

Мой взгляд метался по дому, по углам, но я не находил ее. Вскользь пробегая глазами по входной двери, я обнаружил, что она приоткрыта. Я открыл ее, затаив дыхание, заставляя сердце перестать так колотиться, чтобы не создавать лишний шум, не давать им возможности обнаружить себя.

Она стояла рядом с дверью ко мне боком и смотрела куда-то будто-бы вдаль. Ее светлые волосы были когда-то связаны сзади в пучок, но половина волос была выбита и развивалась на ветру. Волосы играли в свете Луны. Свет проходил через них и шел дальше, к земле. Она смотрела, а на ее лице блуждала улыбка. Я сделал медленный вдох. Осторожно я дотронулся до нее, взял ее руку и потянул на себя. Медленно. Осторожно. Плавно. Она все еще смотрела куда-то туда, но подалась моему движению. Одна нога осторожно подтянулась ко мне, к двери, к защите. Потом другая. И так медленно и плавно я втянул ее внутрь. Закрыл дверь.  Выдохнул.

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 10.0/10 (1 vote cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: +1 (from 1 vote)

Тюрьма для себя. Изоляция внутреннего я. Жизнь или не жизнь в образах.

Клетка для души

Клетка для души

Забавная штука интернет. Тебе кажется, что ты знаком со всеми этими людьми. Но это не так.

Социальные сети играют с нами злую шутку. Мы тыкаем в экраны  обездушенных устройств и считаем, что наша жизнь полна смысла и людей. Но эти устройства не могут гладить, они не смотрят на тебя понимающе, они не видят тебя. Они не сделают тебе чай, не выслушают тебя, не принесут тебе завтрак в постель, не сходят за лекарствами. Они не посидят на твоей кровати, когда ты болеешь. Они не пойдут с тобой в кино или в ресторан. Они не родят тебе детей.

Многие сейчас сконцентрированы на своей виртуальной жизни, создании «правильного» образа, «правильном» позиционировании, коллекционировании лайков и ведении блогов. Но все это не заменит собой общения с живыми людьми.

Мы социальные существа и самое важное для нас — это общение с живыми людьми. Эти люди должны быть рядом, а не смотреть на нас в виде буковок с экрана, не быть фотографиями или видеофайлами. Без такого общения люди, мне кажется, могут сойти с ума. Это подтверждает наблюдение за заключенными одиночных тюремных камер, людьми, которые долгое время вынужденно провели в полной изоляции и одиночестве. Конечно, обычный пусть и одинокий человек не испытывает на себе влияние полной и долговременной изоляции, но в какой-то степени то, что испытывают подобные люди, и он также испытывает. Просто формы и последствия одиночества и изоляции в условиях жизни среди людей легче и не такие тяжелые.

Современное общество переносит желание быть кем-то другим в интернете на реальную жизнь. Молодые люди с детства использующие образы в социальных сетях, продолжают это делать и в реальном физическом мире. Татуировки, прически, косметика, украшения, пирсинг, поведение, игры, бодибилдинг (строительство тела!) — все это призвано убрать себя из мира и явить ему какой-то совершенно иной образ. Далее, созданный человеком образ начинает обрастать связями: друзьями, коллегами, любовниками и любовницами. И чем дальше, тем больше. Но надо помнить, что создание и поддержка образа требуют от человека энергии и сил. Он задвигает себя в дальний угол самой дальней комнаты. И ему от этого не комфортно. Но жизнь двигается, образ живет. А сам человек наблюдает за этой жизнью оттуда издалека. Можно только ужасаться, представляя себе семьи, созданные такими людьми-образами. Какие ценности могут быть привиты детям в таких семьях? Что увидят дети в таких родителях? Зацикленность на себе, увлечение смартфонами, магазинами, ресторанами и отдыхом на пляжах? Потребительное отношение ко всему и ко всем? Неуважение, бездуховность?

Важно понимать, что человек, не давая развиваться своей реальной личности, не давая ей жить, создает внутри себя конфликты. Рано или поздно личность, задвинутая далеко, скажет человеку о себе, напомнит ему различными способами. Или эта личность будет ввергнута в смуту. Как «накрывает» периодически наших представителей бомонда можно наблюдать в реальности. Их выходки, неконтролируемый гнев, примеры антисоциального поведения. Полагаю, что и среди знакомых можно, если смотреть в суть, научиться находить признаки таких бунтарских настроений. Все или многое из этого — результат некомфорта внутри. Дисбаланса. Стоит заметить, что забастовка внутреннего я может быть направлена внутрь или наружу. То, что направлено внутрь, видеть сложнее.

Не зря восточная мысль тяготеет поисками внутренней гармонии и баланса, раскрытием духовного потенциала человека, способствует развитию внутреннего семени в дерево полноценной личности. Подобные вопросы для человека представляют чуть ли не самое важное явление.

И опять же, жизнь за защитой образа не наполняет жизнь личности внутри чувством разделенности, понятости, единения с внешним миром. Все продвигаемые образом суррогаты являются ложными. Личность человека чувствует это, даже если и хочет обманываться.

В конечном итоге человек приходит к пониманию того, что реальной личности, скрытой в глубинах выстроенных снаружи оборонительных редутов, нужна другая реальная личность, настоящий человек. И осознание этого ведет к пересмотру всей концепции жизни или, если это невозможно, к глубоким и тяжелым явлениям в поведении (неважно: внутреннем или внешнем). Здесь все зависит от того, в какой точке жизни находится осознавший это человек и какие у него в жизни обстоятельства. Иногда сменить рельсы, путь крайне тяжело.

Думается, что есть люди, которые так и не прозревают до конца и живут «не свои» жизни до конца, заливая дискомфорт алкоголем, агрессией, злобой, недовольством и другими вещами. И непонятно, что хуже: во второй половине жизни осознать правду или продолжать жить в построенной клетке до конца? Это вопрос, на который ответа у меня нет.

Есть и другая проблема. Люди, которые живут не образами, а реальными личностями… здесь надо пояснить: то есть люди, которые не скрываются за образами, не действуют прикрываясь такими выстроенными псевдоличностями, а люди, которые показывают миру свою реальную сущность, настоящие люди, непосредственные …непременно будут испытывать при контакте с миром трудности. Очевидно, что если вокруг тебя мир, наполненный образами, то реальной сущности тяжело. А если эта реальная сущность понимает, то за образами внутри этих живых тел скрыты в глубине реальные люди, личности,  со своими плюсами и минусами, со своими интересами, которые нераскрыты, со своими реальными идеями и устремлениями — это делает мир еще более суровым и вывернутым наизнанку. «О дивный новый мир» нарисовал гений Олдоса Хаксли. Мир бездушных образов, в котором мы живем сейчас.

И где? Где же ты, просветленность?

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 10.0/10 (1 vote cast)
VN:F [1.9.22_1171]
Rating: +1 (from 1 vote)