Архив метки: комедия

Папик (второй сезон). Рецензия на сериал.

Папик (второй сезон). Рецензия на сериал.Впервые в моей практике возникает ситуация, когда желание поделиться мыслями о фильме/сериале наталкивается на системную проблему. Мной уже была написана рецензия на сериал “Папик”. Сложно было предположить, что сериал “Папик”, выпущенный в 2019 году, и, вроде бы закончившийся, оказался всего лишь первым сезоном. В итоге рецензия, написанная к сериалу “Папик”, перестала обладать исчерпывающим статусом. После выхода в свет второго сезона значение той рецензии подверглось объективной деградации.
Теперь для второго сезона “Папика” требуется отдельная рецензия. Ведь это совсем другое кино. К сожалению, сайты “Кинопоиск” и IMDB сериал “Папик” рассматривают как единое целое, не деля на сезоны. И это, само по себе, ставит рецендента и зрителей в весьма невыгодную ситуацию. Ведь чувства и мысли по поводу одного произведения транслируются на другое и возможности разделить мнения и отзывы почти нет. Но этого требует естество!
Как заявил режиссер фильма Андрей Яковлев в интервью “Папик. Взгляд изнутри” (с ним можно ознакомиться на YouTube), как знакомятся герои – это фабула, “заход”, а основное – это о чем сама история. В итоге, заявляет режиссер, получилась история о поколениях, о том, что они разные, и как они должны друг друга понимать.
И это понимание, эти мысли полностью относятся к первому сезону сериала. В первом сезоне присутствует драма, развитие сюжета, трансформация героев, рассказывается история. Герои проходят путь, их отношения развиваются и взаимное проникновение рождает нечто новое.
Используя центральную историю, авторы фильма отправляют зрителю определенные посылы, вызывают те или иные чувства, вызывают необходимый эмоциональный отклик. Когда это все присутствует и работает – это успех. И первый сазон “Папика” – это успех.
Тем удивительнее, с одной стороны, и тревожнее, с другой, была воспринята новость о том, что проходят съемки второго сезона сериала. Тихий внутренний голос доносил мысль об исчерпанности сюжета. Трудно было прогнать ощущение, что успех первого сезона просто используется.
Но была и надежда, и, что еще хуже, было желание ошибиться, ведь предстояла встреча с полюбившимися героями, с прекрасным актерским дуэтом: Дарьей Петрожицкой и Станиславом Бокланом. Очаровательная Дарья и импозантный Станислав сумели создать на экране настоящие отношения, показать то волшебство, ради которого мы и смотрим кино. Их дуэт прекрасен, а серьезные темы, затронутые в фильме, добавили ему глубины.
Первые серии второго сезона начали медленно и методично стирать имеющиеся надежды и воодушевление.
Вынутый из заплесневелых сундуков художественных приемов метод разделения экрана вызвал недоумение. Зачем это было сделано? Любое визуальное решение должно нести в себе какой-то смысл. Какой смысл был в использовании разделения экрана в данном случае? Данный метод и раньше использовался весьма редко, поскольку эксперименты в кино – штука рискованная. Для них есть авторское кино, арт-хаус и, возможно, какие-то другие жанры. Зачем это было сделано в “домашнем” сериале совершенно не ясно и не оправданно. Зато сразу насторожило и зародило в душе сомнения.
Данные ощущения усилились после просмотра нескольких серий, поскольку на экране в течение всего этого времени ничего не происходит: нет ни драмы, ни конфликта, ни развития сюжета. Фильм “болеет” всеми стандартными болезнями “второй части”.
И здесь необходимо затронуть основной вопрос, проблему, которая стояла перед создателями. Чтобы избежать болезни “второй части”, нужна хорошая история. И это вопрос к сценарию. Но что в данном случае можно было придумать? Что рассказать такое, чего не было рассказано в первом сезоне? Не зря Петрожицкая в том же интервью, о котором было сказано выше, говорит, что съемки второго сезона изначально не планировались. Сценаристы, скорее всего, были в тупике. И на мозговом штурме были накиданы различные стандартные идеи, которые методом последовательного использования (бессистемно) стали воплощаться во втором сезоне.
Многие сценарные ответвления и ходы вызывают больше вопросы. Самый серьезный из них – это появление в конце первого сезона жениха Эльдара. Подобный ход нарушает гармонию отношений в фильме и разбавляет полюбившийся зрителю дуэт. Магия фильма, сама его основа, разрушается. Похоже, что создатели фильма не совсем осознали, что успех фильму принес, в первую очередь, удачный актерский дуэт. Именно они создают на экране магию.
Во втором сезоне зрителю также предлагают слишком много Эльдара. Помимо него вводятся в фильм и другие второстепенные персонажи. Какие-то выглядят органично, какие-то совершенно не вписываются в атмосферу фильма. А гротескность некоторых персонажей и связанные с ними истории в итоге трансформируют милую комедийную мелодраму во второсортный телемусор. Вообще, кастинг на роли второго плана во втором сезоне вызывает вопросы. Только половина актеров второго плана смотрелась в своих ролях гармонично. Позитивные впечатления оставили Дмитрий Суржиков и Наталья Кленина.
Вместо погружения в фильм, в мозгах проносились совершенно другие мысли: “Зачем они это сняли?”, “Истории пусты и не трогают”, “Кто заставил их снимать второй сезон?”, “Зачем они согласились?”, “Грустно, что все так происходит”.
Исполнители главных ролей честно отрабатывают то, что необходимо. Их герои остались почти такими же, какими они были в первом сезоне. Другое дело, что все это зритель уже видел. Ничего нового им не показывают. В связи с этим во время просмотра не покидает ощущение легкой грусти и разочарования. И обидно, потому что актеры то играют хорошо (за исключением случаев, когда Петрожицкая изображает алкогольное опьянение). Они не виноваты в том, что им не на что нанизывать свое актерское мастерство. Удачно смешать новые ингредиенты авторам, в основном, не удалось. Сложно уловить лейтмотив истории второго сезона – слишком все разрозненно, пазл не складывается.
Вообще, возникало ощущение, что многие второстепенные сцены снимались второпях. Возможно, преследуя цель экономить съемочные дни, создатели фильма вынуждены были придерживаться строго графика и не располагали возможностями для большого количества дублей и поиска идеального кадра. Но как итог, многие сцены выглядят сыро и оставляют желать лучшего.
Визуально фильм часто обращается к западным шаблонам. При этом иногда эти шаблоны копируются даже без работы по их адаптации к местному, так сказать, колориту. В некоторых сценах легко читаются американские аналоги и штампы. И это неприятно.
Приятное впечатление оставили многие образы, в которых представляет перед зрителем героиня Петрожицкой – Лиза. Съемкам этих сцен уделено достаточно внимания. Зато монтаж некоторых других моментов оставляет желать лучшего. Особенно это касается окончания серий, когда без паузы одна песня буквально сталкивается с песней, сопровождающей финальные титры. В эти моменты происходит звуковой взрыв, который буквально переворачивает все внутри.
Анализируя данный сериал как явление, можно сделать вывод, что украинское кино еще переполнено тем “западным романтизмом”, которого было слишком много в российском кино в девяностые. Многие шаблоны, от которых большая часть российских киноиздателей уже отошла, по-прежнему используются и эксплуатируются их украинскими коллегами.
Помимо копирования западных сцен второй сезон сериала выявляет и другую более серьезную и глубокую проблему – проблему незрелости украинского общества. Оно по-прежнему искренне тянется и думает, что нуждается в одобрении и признании европейцев. Некоторые сценарные решения прямо говорят об этом. И в эти моменты становится ужасно обидно за такое отношение людей к самим себе. Ведь для того, чтобы чувствовать себя значимыми, не нужно одобрение европейцев – всем нам должно быть достаточно своего. Подобная инфантильность и наивность отражает текущее состояние массового сознания. Правда, показав в конце фильма определенный выбор, авторы говорят о том, что выбор можно делать и в другую сторону. В сторону правильную. И это хороший посыл. Уловит ли зритель подобный намек? Не слишком ли он тонок?
В заключении хочется отметить, что второй сезон “Папика” оставил разочарование, хотя и подарил встречу с любимыми героями. Некоторые из созданных сценаристами решений все же смогли найти отклик в душе. Также фильм удивил несколькими душевными песнями в исполнении Петрожицкой.

Папе снова 17. 17 Again. Рецензия на фильм

Папе снова 17. 17 Again. Рецензия на фильмОчень добрый простой фильм о вечных ценностях. Все в нем понятно, но от этого он не становится примитивным.
К минусам можно отнести некоторые сцены в фильме. Они являются набитыми оскомину клише. Например, типичная сцена “приезд клевого парня в школу”. Также много в фильме узнаваемых шаблонов поведения, стандартных способов развития сюжета.
И несмотря на это, фильм трогает. Пусть и через клише частично, но зрителю рассказывается очень мудрая история. Многие мужчины живут прошлым. Многие знают не понаслышке о тех процессах, которые происходят внутри главного героя. И эти процессы мешают ему жить. А вот это уже важно. Главный герой – это среднестатистический современный мужчина средних лет. И именно к данной категории населения обращается кино.
Почему это добрый фильм? Да потому что он помогает человеку разобраться в своей жизни, помогает ему решить внутренние вопросы, разобраться в себе. Ассоциируя главного героя с собой, зритель задает себе те же вопросы, а затем и получает определенные ответы на них.
Также это кино можно однозначно назвать хорошим. Речь идет о деталях. Замечательные актеры: красивые, хорошо одетые. Хорошие сцены, диалоги. Отлично сделанные выразительные акценты. Вообще, язык фильма очень приятный и трогательный. Если бы фильм мог быть другом, хотелось бы иметь такого друга.
И еще. Так это или нет, сказать сложно, но часто от любого фильма идет какая-то определенная энергетика, какой-то посыл. Он может быть негативным или позитивным. Есть ощущение, что “Папе снова 17” делался с добрыми побуждениями, с любовью и с уважением к зрителям.
Наша жизнь настолько же разнообразна, насколько и однообразна. И кажется, что часто важнее не что, а как. Вот это “как” здесь прекрасно!

Глубже! Рецензия на фильм

Глубже! Рецензия на фильмТитры стилизованы под стиль логотипа известного сайта со взрослым контентом. Видимо, сейчас уже такое время, когда взрослый контент стал настолько популярным, что его можно использовать как инструмент привлечения внимания. Ведь если бы это не было широко распространено, вряд ли создатели фильма использовали бы этот прием прямо на вступительных титрах.
Но в фильме присутствует жестокая подмена. Он совсем не про тот взрослый контент, о котором думаешь в первую очередь.
Фильм рассказывает историю глубоко мыслящего человека в мире пошлости и гадости. Театр опошлился, стал коммерческим. Искусство никому не нужно. Никому не нужна глубина. Мир стал плоским и поверхностным.
Настоящее требует времени, глубины. А есть люди, которые готовы делать быстро и делать модно. Главное, чтобы сводился баланс.
В мире “художественной интеллигенции” искусству не осталось места. Настоящий глубокий человек медленно вытесняется из основного художественного течения в, казалось бы, никому не нужное болото. Однако, и там режиссер не оставляет свои принципы и это кино начинает играть совершенно иными неожиданными гранями.
Гениальная сцена, в которой, казалось бы, из глупого короткого вводного текста к основной и совершенно бессмысленной сцене, с помощью правильного подхода достаются какие-то невероятные смыслы и в ситуацию вдыхается жизнь, эмоции, та самая глубина. Это совершенно новый прием!
С помощью погружения зрителя в скрытые смыслы простые сцены раскрашиваются новыми красками, простые слова при правильной подаче приобретают драматическое и глубокое значение.
Фильм построен на многозначности слов и подобные режиссерские задумки были бы совершенно невозможны без натуральной актерской игры. Ведь только актерская игра делает возможным такую реализацию. Жемчужиной фильма является Любовь Аксенова. Также хотелось бы отметить запоминающийся образ Владимира Симонова, который хоть и появляется в фильме несколько раз, но будто бы магнит собирает зрительское внимание.
Основной посыл фильма в том, что мир перевернулся с ног на голову. Низ стал верхом, а верх низом. Сладкие места заняты прохиндеями, а таланты вынуждены прозябать в грязи. Фильм аллегоричен. Сюжет здесь не так важен, как основной лейтмотив. Это фильм – крик, фильм – символ. В какой-то степени, фильм – революция.
Зрителя цепляют на животные инстинкты, а потом показывают очень глубокое и драматическое кино. Есть подозрение, что не вся зрительская аудитория оценит положительно такую жестокую подмену. Что-то в этом есть вызывающее. Будто бы зрителю, который привык к низкопробной дряни, силой скармливают настоящее искусство.