Архив рубрики: 2021

Фридрих Герштеккер: Охотничьи рассказы и очерки из природы и жизни разных стран. Рецензия на книгу

Книга “Охотничьи рассказы” является репринтом издания, выпущенного в 1875 году. Конечно, от книги нет того пиетета и трепета, который испытываешь при контакте с настоящим оригинальным изданием. И тем не менее, при чтении “Охотничьих рассказов” переносишься через язык, истории и особый дух во времена, когда эти рассказы были написаны.
Мир книги отличается от современного. В том мире природа сильна, велика и могущественна, а человек – мал. Нет там такого потребительского отношения к природе и природным ресурсам, нет этой высокомерности в человеке. Это мир допластиковой эры.
И тем не менее уже тогда намечаются и отражены в книге отдельные тенденции, которые позднее приводят к тем последствиям, которые мы видим сейчас. Снижение площади лесов, популяций наземных и морских животных, рыб. Изменение образа жизни человека и его отношения к охоте.
Теперь к содержанию книги. Автор сборника (или авторы…: на литературных сайтах и в литературных каталогах автором значится Фридрих Герштеккер, однако на титуле книги указано иное: “…по Герштеккеру и другим”) постарался сделать так, чтобы читатель не заскучал. География рассказов широкая, а сюжеты разнообразные. Есть здесь рассказы об охоте на волка, медведя, льва и других животных. События рассказов разворачиваются в разных географических и климатических зонах. Читатель побывает и в горах, и на равнинах, в непроходимых лесах и северных морях, покрытых льдами. Повстречаются ему дикие оторванные от цивилизации поселения индейцев и даже морские пираты!
Несмотря на название сборника, охота не всегда является центральной сюжетной линией историй. Иногда она выступает лишь в качестве второстепенной линии или особого обстоятельства, повлиявшего на развитие сюжета.
Из рассказов про индейцев читатель узнает побольше о индейской культуре, о том, что именно эта культура процветала на американском континенте до прихода колонистов. Оживающий на страницах книги мир этой аутентичной культуры безвозвратно утрачен. Погружаясь в историческую реальность того времени, понимаешь, что из себя представляла война западного человека с ружьем с индейцами, вооруженными луком и стрелами.
Человеку, далекому от охоты и питающему к животным добрые чувства, рассказы могут показаться весьма жестокими. В них содержатся довольно подробные описания сцен, происходящих на охоте. И это несколько усложняет чтение. Но любовь, внимание и трепет, с которыми авторы описывают природу, а также описания образа жизни, менталитета людей того времени, позволяют читателю попытаться понять причины и цели данной деятельности человека. И надо признать, что отношение к охоте тогда было иным. Есть, например, такой ныне утраченный нюанс: дикие хищные животные досождали человеку, убивали его домашний скот и приносили убытки. Соответственно, человек воспринимал этих животных своими врагами, вынужден был защищать свое имущество и бороться за свои права.
Человек, живший в гармонии с природой, еще не научившийся ее нещадно эксплуатировать и изменять, по-другому взаимодействовал с ней. Правда, уже тогда отношение к охоте в определенных кругах начинает изменяться. В книге отражено, что из занятия по необходимости охота стала трансформироваться в развлечение для богатых. Постепенно на протяжении десятилетий охота как промысел стала приобретать все большие черты деятельности, носящей развлекательный характер, призванной “поглаживать” человеку его властные и эгоистические комплексы. И эта трансформация превратила охоту в извращенную игрушку для развращенных современных людей.
Книга написана на русском языке до реформы орфографии 1917-18 гг. Тем не менее, читать на нем легко. Трудности при чтении возникают только на отдельных и редких словах. Но и они преодолеваются контекстным толкованием. После десяти-пятнадцати страниц происходит привыкание и про орфографические отличия забываешь. В остальном – это почти обычный знакомый нам язык.
Исключение составляют использование устаревших слов, оборотов или использование слов в непривычных сейчас значениях. Например, слово “превосходный” используется в книге не в современном значении “замечательный”, а в значении “преобладающий”, “более, чем другой”. То есть, ближе к смыслу слова превосходящий. Также встречаются в тексте интересные и забытые сейчас обороты. А между тем кажется, что и сейчас они могли бы использоваться авторами для украшения речи.
Надо признать, что не все рассказы в книге удачны. Есть и те, которые написаны достаточно сухим, бледным языком. Кажется, что их авторы не являлись искушенными писателями. В этих случаях рассказы именно что передают сухо и последовательно события, произошедшие с их героями, но не более того.
Необычное чувство возникает под конец книги. Истории оживают в воображении. Оживают настоящие забытые миры. Обычно, читая распространенные книги, об этом не задумываешься. Но здесь, столкнувшись с чем-то по-настоящему редким, мысль об этом волнует. Возможно герои этих рассказов не оживали ни в чьем воображении десятилетиями. И вот, читая сейчас, они пробуждаются ото сна, будто заводные игрушки оживают, стряхивая с себя пыль времен, и разыгрывают драмы и любовные истории, полные приключений, опасностей и страстей. Удивительно!
Резюмируя сказанное можно смело утверждать, что книга, безусловно, расширит кругозор читателя, обогатит его знания о мире, подарит новые возможности в динамике отследить изменения, происходящие в течение последних более чем ста лет. Также книга подарит возможность посетить мир, которого, в основном, почти уже нет. Редко где можно встретить сейчас такую первозданную природу и человека, который имеет на природу совсем иной взгляд.

Опасные тенденции

Опасные тенденцииВ своей истории человечество, в основном, исповедовало культ уважения к старшим. Старейшины несли знания и мудрость. Частично эти знания и мудрость являлись обобщением накопленного соответствующим обществом исторического опыта. Частично, были результатом опыта конкретного человека. Подобный подход позволял обеспечить преемственность поколений, менее рисковое, с точки зрения, развития конкретной общности развитие этой общности.
Подобный в определенной степени традиционный подход, возможно, плохо работал в кризисных ситуациях, когда крайне важным становилось умение адаптироваться к новым обстоятельствам. Приверженная к консервативности взрослая часть общества, скорее всего, противится изменениям.
Но в целом, следование традициям и мудрость взрослых помогает молодому поколению “набраться опыта” и остаться в живых. Последнее, очевидно, крайне важно, чтобы продолжить род.
Как минимум, в русскоговорящем мире наблюдается тенденция к обесцениванию значения взрослой части общества. Молодое поколение испытывает желание и стремится жить самостоятельно. Уважение к старшим теряется, так как в среде молодых людей распространяются идеи о том, что взрослые не подходят к этой жизни, они ничего не знают, а их знания устарели и не имеют никакого практического значения. Откуда идут такие утверждения, контролируется это кем-то или нет, в данном случае оставим за скобками. Разобраться в этом почти невозможно.
Важно понимать, что если в каких-то технических моментах такие взгляды верны, то в вопросах более гуманитарного и ценностного характера подобный подход может привести к вырождению, возникновению серьезных гуманитарных проблем. С другой стороны, само определение понятия “гуманитарная проблема” претерпит в “помолодевшем” мире такое изменение, что ее значение сложно предсказать.
Сложно прогнозировать, к каким последствиям может привести повышение роли молодежи при принятии глобальных стратегических решений, определяющих судьбу общностей, вопросы воспитания и развития.
Технические знания сами по себе не ведут ни к чему, поскольку технический прогресс вряд ли может быть самоцелью. Действительно, технически прогрессивная часть общества, знает больше и понимает больше в этих самых технологиях. Иными словами говоря, они могут ответить на вопрос “Как?”. Но хранители традиций, люди, обладающие мудростью, могут ответить на более важный вопрос “Зачем?”.
Почти каждый человек со временем начинает все больше задаваться вопросами о смысле бытия, о задачах конкретной личности в мире, о проблемах общества и другими гуманитарными вопросами. Знание технических основ, различных технологий, вряд ли помогут продвинуться в их решении. Мудрость на протяжении веков выступала маяком человечества.
Уничтожив маяки, куда это человечество обрекает себя двигаться? Сохранит ли такое человечество способность к самосознанию? Или, погрязнув в технических нюансах и технологиях, человечество вернется к жизни на основе инстинктов? Да, это будут новые технологические инстинкты, но так ли они лучше инстинктов, обусловленных эволюцией?
И через что этому обществу предстоит пройти, чтобы вновь осознать ценность мудрости? А, может быть, подобное обесценивание мудрости локально и является лишь средством борьбы за передел мира?

Майкл Крайтон: Микро. Рецензия на книгу

Майкл Крайтон: Микро. Рецензия на книгуПрежде всего необходимо отметить, что данная книга является не совсем и не вполне книгой Майкла Крайтона.
Вообще, при оценке книги полезно учитывать особенности ее появления на свет. Но проблема заключается в том, что обычно читатель мало знает о том, как появилась книга, которую он читает. Для выяснения подобных обстоятельств надо проделать серьезную дополнительную работу. И, наверное, даже в этом случае не всегда получится все выяснить.
А вот по поводу книги “Микро” дополнительную информацию получить совсем не сложно. Она присутствует не только в аннотации к самой книге, но и с легкостью обнаруживается в сети Интернет.
В одних источниках указывается, что на компьютере автора после его смерти случайно была обнаружена неоконченная рукопись. Непонятно, при этом, активно он работал над ней или это был проект, поставленный на паузу. Из других источников можно сделать вывод о том, что автор работал над книгой перед смертью и не успел ее закончить.
Не поясняется, правда, кто обнаружил книгу. Возможно, жена или душеприказчик. Может быть, еще кто-то. Также непонятно, кто принимал решение о продолжении работы над книгой, и кто выбирал писателя для этой работы. Непонятно, в каком состоянии изначально была рукопись, насколько она была проработана и доведена до совершенства. Останется навсегда не ясным, как сам автор оценивал книгу, и в каком состоянии она была, с его, авторской, точки зрения. Может быть, эта книга никогда бы и не должна была увидеть свет. Или же автор мог ее существенным образом переработать перед сдачей в публикацию.
Так или иначе, книгу поручили закончить другому писателю Ричарду Престону. Последний не особенно известен широкой публике. Из книги совершенно не ясно, где в работу включается Престон – с какого момента в книге его текст. От того не ясно, как он повлиял на сюжет и развязку.
Может быть, книга как раз от того и была незакончена, что показалась автору сыроватой или недостаточно интересной. В результате, может быть, он оставил ее “до лучших времен”.
Может быть, те, кто владеет правами на рукопись, решили сделать то, чего бы сам Крайтон сделать не захотел.
В общем, сложно тут догадываться. Но все эти неясные вопросы сложно отгонять от себя во время чтения книги. Особенно остро постоянно вставал вопрос: “Это еще Крайтон или уже Престон?”.
Актуализирует все вышеуказанные вопросы то, что книга кажется не совсем удачной. Обычно книги Крайтона держат в напряжении, они более гармоничны и естественны. Они увлекают. Герои в книгах Крайтона ведут себя очень натурально. Крайтон умело избавляется от сухости в тексте.
В “Микро” же прослеживается явная недоработанность. И как в плохих книгах или фильмах, герои, события, и сцены выглядят плохо подогнанными и совершенно негармоничными. Герои книги как-будто зрители отрешенно наблюдают происходящие с ними события и равнодушно взирают на ужасы окружающего их мира. Вот погиб один из участников группы, но через минуту кто-то другой уже читает лекцию на заданную тему. Выглядит все совершенно неестественно.
Безусловно в книге присутствует много интересной информации из области естественных наук. Но информация эта, поскольку нанизывается на плохо скроенный и не до конца проработанный сюжет, воспринимается натужно. Обычно, книги Крайтона в подобном упрекнуть нельзя.
В итоге, “Микро” на данный момент является худшей из книг Майкла Крайтона, но, возможно, это потому, что это не вполне его книга.